Проверка нотариусом дееспособности граждан и проблемные вопросы, возникающие в связи с её применением

Проверка нотариусом дееспособности граждан и проблемные вопросы, возникающие в связи с её применением

При обращении за совершением нотариальных действий нотариус должен проверить дееспособность гражданина. То есть убедиться в способности человека адекватно понимать то, за чем он пришел. Практически в любом документе, удостоверенном нотариусом, в конце мы встретим такие фразы: «Личность установлена, дееспособность проверена». Что следует понимать под термином «Проверка дееспособности» гражданина?

Обладать дееспособностью - значит иметь способность лично совершать различные юридические действия: заключать договоры, выдавать доверенности и т.п., а также отвечать за причиненный имущественный вред (повреждение или уничтожение чужого имущества, повреждение здоровья и т.п.), за неисполнение договорных и иных обязанностей. Для того чтобы приобретать права и осуществлять их собственными действиями, принимать на себя и исполнять обязанности, необходимо разумно рассуждать, понимать смысл норм права, сознавать последствия своих действий, иметь определенный жизненный опыт. Эти качества существенно отличаются у разных индивидов в зависимости от возраста, психофизиологических особенностей личности, иных факторов. Иными словами, законодатель на основе опыта ряда поколений считает, что физическое лицо, достигшее по общему правилу 18-летнего возраста, может своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их. Таким образом, дееспособность включает, прежде всего, способность к совершению сделок (сделкоспособность) и способность нести ответственность за неправомерные действия (деликтоспособность). Кроме того, дееспособность включает способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их. Такая способность в действующем законодательстве предусмотрена статьёй 20 Гражданского кодекса Республики Беларусь. По общему правилу она возникает с 18 лет, то есть с момента совершеннолетия. Следует отметить, что дееспособность, как и правоспособность, нельзя рассматривать как естественные свойства человека, они предоставлены гражданам законом и являются юридическими категориями. Однако в отличие от правоспособности, которая в равной мере признается за всеми гражданами, дееспособность граждан не может быть одинаковой.

Дееспособность гражданина возникает не в момент рождения, а по мере его взросления, формирования у него волевых и интеллектуальных качеств, достижения определенного уровня психической зрелости и постепенно накапливается, т.е. зависит, как правило, от возраста (п. 1 ст. 20, 25-27 ГК РБ);  психического здоровья (ст. 29 ГК РБ); наличия у лица вредных привычек и порожденных ими последствий (ст. 30 ГК РБ). Дееспособность не только формируется в процессе взросления лица, она может и утрачиваться (деградировать) в процессе жизни гражданина, подвергаться воздействию целого комплекса отрицательных факторов. Невозможно отрицать очевидных фактов, что современные средства массовой информации изобилуют шокирующими примерами немотивированной жестокости, агрессии людей, социальный статус которых и предшествующее поведение не позволяло сделать предположение о способности к совершению таких поступков. Довольно часто можно встретить примеры судебных разбирательств, связанных с оспариванием совершенных сделок, где истцы пытаются объяснить совершение ими неадекватных действий, приведших к утрате единственного жилища и средств к существованию, на тех основаниях, что не понимали сути происходящего.

В соответствии со статьёй 63 Закона Республики Беларусь «О нотариате и нотариальной деятельности» при удостоверении сделки, доверенности, согласия проверяются дееспособность граждан (гражданская дееспособность), правоспособность юридических лиц, участвующих в этих нотариальных действиях. Но как нотариус, не обладая специальными познаниями в области психиатрии,  может проверить дееспособность гражданина? Данный механизм, к сожалению, действующим законодательством не конкретизирован. Таким образом, получается, что на нотариуса возлагаются не свойственные ему функции психиатра - эксперта, который с ходу готов выдать заключение о дееспособности обратившегося к нему гражданина. А это задача для специалиста, который как минимум имеет высшее медицинское образование и специализируется на психиатрии.

На практике проверка дееспособности гражданина нотариусом базируется на оценочных понятиях, при помощи визуальных и вербальных методов. В первую очередь оценивается внешний вид посетителя, отвечает ли его облик общепринятым социальным нормам. Здесь речь может идти о соответствии одежды времени года, возрасту, размеру, ситуации. Так, например, как-то поздней осенью на прием к нотариусу пришла посетительница, у которой поверх свитера было надето нижнее бельё. Предположение о том, что дама слишком экзальтированная, было отметено сразу после начала общения с ней, ибо человек явно был, что говорится, «не в себе». В то же время слишком странный наряд может стать поводом для возникновения сомнений, однако он не может свидетельствовать о каких-либо психических отклонениях. В процессе беседы с посетителем нотариус задает ему те или иные вопросы, которые позволяют определить логичность изложения мыслей собеседника (вербальный метод).  Кстати говоря, некоторые практикующие нотариусы пользуются шутками (естественно, в пределах разумного), ибо, как известно, неадекватная реакция человека на юмор – один из первых признаков психических отклонений. Используется также органолеплический метод, основанный на восприятии органов чувств, таких как обоняние, осязание, зрение, слух. Этот метод применяется, когда на прием приходит посетитель в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

Следует отметить, что у нотариуса нет законных оснований требовать у обратившегося какие-либо данные из медицинских учреждений, обратиться за помощью к специалистам-психиатрам за соответствующей справкой, поскольку указанные сведения являются врачебной тайной. Поэтому, если сам гражданин, или его родственники скрывают факт недееспособности, а по внешним признакам он не имеет признаков психического заболевания, ведет себя достаточно адекватно, отвечает на вопросы, то нотариальное действие будет совершено нотариусом с высокой долей вероятности.

Однако если имеются основания предполагать, что лицо, участвующее в совершении нотариального действия, не может понимать значения своих действий или руководить ими либо такое лицо злоупотребляет спиртными напитками, наркотическими средствами, психотропными веществами, их аналогами, а сведений о признании лица недееспособным или ограниченно дееспособным не имеется, нотариус в соответствии с пунктом 2 статьи 61 Закона Республики Беларусь «О нотариате и нотариальной деятельности» откладывает совершение нотариального действия и выясняет, имеется ли решение суда о признании гражданина недееспособным или ограниченно дееспособным. Иными словами: все возникшие у нотариуса сомнения должны быть устранены до совершения нотариального действия.

            Презумпция дееспособности лица, достигшего установленного законом возраста, как одна из опровержимых презумпций действует до тех пор, пока, во-первых, не появятся обоснованные сомнения в способности лица понимать значение своих действий и руководить ими, во-вторых, эти сомнения не будут подтверждены решением суда, вступившим в законную силу, о признании гражданина недееспособным.

В действующем законодательстве в настоящее время отсутствуют какие-либо механизмы, позволяющие нотариусу определить с должной степенью вероятности не только адекватность психического состояния обратившегося лица, но и выяснить у того или иного субъекта моменты ограничения или лишения дееспособности. С одной стороны, нотариус обязан проверить дееспособность, с другой – не имеет практической возможности этого сделать. Следует отметить, что судья при вынесении решения о признании ограниченно дееспособным или недееспособным не должен брать на себя ответственность за выявление обстоятельств, которые требуют специальных медицинских познаний. При возникновении соответствующей необходимости суд назначает экспертизу для проверки психического состояния гражданина. У нотариуса таких полномочий, естественно, нет. В то же время выявление на обыденном уровне всех признаков, свидетельствующих о психическом отклонении конкретного гражданина от некоей средней нормы, достаточно сложная задача. Как правило, специалистами оцениваются такие проявления психического состояния личности, как расстройство мышления, возбуждение, подозрительность, идеи преследования, враждебность, эмоциональная отгороженность, малоконтактность и некоммуникабельность в общении, и т.п. Однако многие юристы, непосредственно работающие с гражданами, и в частности нотариусы встречаются с подобными проявлениями практически каждый день. При этом нельзя сбрасывать со счетов, что такие проявления могут являться особенностями характера человека, следствием тяжелого стечения обстоятельств, наличием противоречий между сторонами, могут быть усилены болезнью, действием лекарственных или психотропных препаратов, могут быть предопределены возрастом лица, его недоверием к представителям юридической профессии, заранее сформированной установкой на несправедливость совершаемых юридических действий. И проведение соответствующей оценки требует от нотариуса дополнительных знаний, не предусмотренных общепринятыми стандартами профессии. Ситуация усугубляется тем, что усматривается явная тенденция к увеличению количества лиц, страдающих психическими расстройствами, расширением перечня состояний, которые специалисты оценивают с позиции снижения возможности гражданина адекватно оценивать совершаемые им действия.

Нотариальное удостоверение сделки имеет важнейшее значение для гражданского оборота, так как оно означает проверку законности сделки. Нотариальная форма предполагает повышенное доверие со стороны участников сделки и третьих лиц к данному юридическому акту, соответствие сделки закону, её «чистоту». Именно по этой причине возникают обращения с иском в суд о возмещении причинённого вреда к нотариусам, если выясняется наличие порока воли в совершенной сделке, в том числе по обстоятельствам, свидетельствующим об отсутствии у лица на момент совершения сделки способности понимать значение своих действий или руководить ими. Представляется, что возникновение подобных споров не всегда связано с ошибкой нотариуса при определении дееспособности гражданина, очень часто, например, действительной причиной может являться имущественная заинтересованность недобросовестных наследников, которые не получили своей доли в наследстве на основании имеющегося завещания. По результатам судебного разбирательства, в связи со сложностью доказывания (проведение посмертной психиатрической экспертизы, показания свидетелей и др.), возможны ошибки, когда недееспособным или неспособным понимать значение своих действий и руководить ими в момент совершения завещания может быть признан психически здоровый человек. Отсюда завещание будет объявлено недействительным, и воля завещателя не исполнится. Следовательно, и право гражданина распорядиться своим имуществом на случай смерти не будет реализовано. Из изложенного представляется необходимым расширить набор средств и методов, которыми может пользоваться нотариус при проверке дееспособности гражданина, от имени которого совершается нотариальное действие.

Следует отметить, что законодатель сделал важный шаг в решении данной проблемы, путём закрепления в статье 58 Закона Республики Беларусь «О нотариате и нотариальной деятельности» возможности производства аудио- и видеозаписи (далее-видеофиксации) для фиксации совершения нотариального действия, так как материалы видеофиксации предстают в качестве одного из доказательств дееспособности лица, обратившегося к нотариусу. Например, видеофиксация завещателя при совершении завещания значительно затруднит оспаривание незаконности совершения нотариального действия недобросовестными наследниками, так как завещатель ясно изложит свою волю на аудио и видеозаписи, и эта процедура сможет защитить как волю завещателя, так и права, и законные интересы добросовестных наследников, нотариуса, в случае возникновения спорных ситуаций. К сожалению, порядок использования средств видеофиксации и порядок обязательного хранения материалов видеофиксации пока не конкретизирован, поэтому возникают определенные трудности для его применения.

В то же время, видеофиксация не способна полностью «обезопасить» процедуру удостоверения завещания, либо совершения иного нотариального действия. Так, например, к нотариусу за совершением нотариального действия обратился гражданин, признанный судом недееспособным, однако его психическое расстройство находится в состоянии ремиссии, гражданин ведёт себя вполне адекватно и осознает значение своих действий. Отсюда у нотариуса не возникает сомнений в дееспособности лица и он производит видеофиксацию нотариального действия, однако данная сделка будет являться ничтожной (ст.172 Гражданского кодекса Республики Беларусь), и видеофиксация в данном случае не поможет. У нотариуса на данный момент нет средств проверки дееспособности лица, которые с точностью могли бы сказать, не является ли данное лицо ограниченно дееспособным или недееспособным. В связи с этим, представляется целесообразным создание базы данных, содержащей информацию о недееспособных и ограниченно дееспособных лицах, и обеспечение доступа нотариусов к ней. Признать гражданина недееспособным или ограниченно дееспособным может лишь суд, и до вступления в законную силу соответствующего решения суда гражданин считается полностью дееспособным, так как действует презумпция дееспособности. Следовательно, база данных должна содержать сведения о решениях судов о признании граждан недееспособными или ограниченно дееспособными. Данная база может функционировать в рамках единой информационной системы нотариата. Нотариальная деятельность в Республике Беларусь основывается на принципах законности, беспристрастности, независимости, обеспечения нотариальной тайны. Таким образом, полученные нотариусом сведения о здоровье лица в дальнейшем не подлежат какой-либо огласке (приобретая режим нотариальной тайны), они имеют значение лишь для принятия нотариусом решения о совершении либо отказе в совершении того или иного нотариального действия. Представляется, что совмещение процедуры видеофиксации и доступа к базе данных, содержащей информацию о недееспособных и ограниченно дееспособных лицах, позволит существенно повысить уровень законности и прозрачности совершаемых нотариальных действий.

Кроме того, представляется целесообразным  совместно с экспертами, занимающимися проблемами оценки способности граждан осознавать значение своих действий или руководить ими, разработать некий список вопросов (алгоритм), который позволил бы выявить отсутствие патологических изменений личности у гражданина в том случае, если у нотариуса возникли сомнения в адекватности его поведения.

Несомненно, на практике могут возникнуть ситуации, которые не подпадают ни под один из предлагаемых методов. Однако деятельность нотариусов осуществляется от имени государства, носит публично-правовой характер, служит защите прав и свобод граждан, их законных интересов, стабильности гражданского оборота, поддержанию правопорядка и нормальному функционированию правосудия, поэтому увеличение роли нотариата в обществе, в гражданском обороте должно сопровождаться развитием правовых механизмов, гарантирующих учет интересов всех лиц, участвующих в данных правоотношениях.


Возврат к записям автора

Возврат к списку

версия для печати