Спасибо за Победу! Помним! Гордимся! Чтим!

6 мая 2020
Гомельская область
Спасибо за Победу! Помним! Гордимся! Чтим!

День Победы 4.jpgДень Победы в Беларуси — один из самых главных и светлых праздников. Он бесконечно дорог белорусскому народу, который вместе с миллионами советских людей отстоял в Великой Отечественной войне суверенитет своей страны, внес свой вклад в освобождение Европы от фашистского порабощения. 

Ради мира на Земле сложили свои головы на алтарь Отечества примерно 27 миллионов советских людей. В огне Второй мировой войны сгорело три миллиона белорусов. В республике нет ни одной семьи, которую бы не затронула эта проклятая война. 

Именно белорусы, одними из первых принявшие на себя удар гитлеровской Германии при нападении на СССР, как никто другой, испытали всю тяжесть прошедшей войны. Истерзанная, но непокоренная Беларусь, благодаря мужеству и самоотверженности всего населения, вошла в мировую историю как республика–партизанка. 

Белорусский народ не склонил головы перед оккупантами и вместе с другими братскими народами Советского Союза стал победителем в этой самой жестокой и кровопролитной войне 20 века. 

Дорогой ценой была завоевана свобода. Поэтому сегодня в республике отдают дань вечной памяти павшим за независимость Родины и низкий поклон тем, кто остался в живых, кто восстановил из пепла народное хозяйство. 

Проходят десятилетия, сменяются поколения, но Великая Победа — символ национальной гордости, воинской славы и доблести — навечно вписана в героическую летопись страны. 

Спасибо Вам, ветераны, за Победу! За чистое небо, за мир! 

Нотариальное сообщество не забыло своих героев, мы помним о них, мы верны их памяти и передадим ее будущим поколениям! 

Истории о доблести наших близких и одной на всех Великой Победе  читайте (смотрите) ниже.


Воробей М.В.

СЛОВО ОБ ОТЦЕ

В День пограничника хочу рассказать о своем отце Василии Титовиче Шершневе. Он стоял у истоков образования пограничных войск в Азербайджане, входившем в состав СССР.

Детство и юность отца прошли в деревне Михалевка тогдашнего Уваровичскоrо района.

В 1944 год он ушел в действующую армию и храбро сражался с фашистскими захватчиками на Ленинградском фронте, отмечен государственными наградами.

В послевоенное время отец служил в войсках противовоздушной обороны в Ленинградской области, а затем его зачислили в кадры пограничных войск Комитета государственной безопасности.

Наш Василий Титович, не имея высшего образования, прошел путь от рядового до подполковника, был начальником заставы на границе с Ираном.

Трудолюбия, силы воли ему не занимать. Крестьянский сын, он по настоящему заботился о своих воинах. При заставе держали подсобное хозяйство, имели огород.  Солдат он трепетно называл «сыночками».

Сослуживцы ценили принципиальность, требовательность Василия Титовича, а мы его любили за доброту. Сам он рано остался без отца - дедушка Тит пропал без вести в Великую Отечественную...

В фотоальбоме моей семьи есть несколько фотографий отца и мамы, Анны Ивановны.

Красивая пара! Познакомились они на азербайджанской земле и в любви, уважении прошли свой земной путь.

К сожалению, он рано завершился. Папа ушел, не достигнув полвека, вскоре после возвращения на родную Гомельщину….

Как мечтал отец, чтобы мы с сестрой получили высшее образование! Жаль, что он не смог увидеть, как мечта осуществилась. Болит душа и потому, что судьба не предоставила ему шанса дождаться внуков, порадоваться их успехами.

Нотариус Гомельского нотариального округа Воробей Марина Васильевна

Ермоченко С.А.

Помним, гордимся…

Фото 2.jpgЛистая старый семейный альбом с фотографиями, рассказываю своей дочери о людях, глядящих на нас со старых пожелтевших снимков, хотя о многих из них сама знаю только по рассказам своих родителей. Я должна сохранить в памяти их рассказы и сберечь старинные снимки. Всё, что знаю, рассказываю своей дочери. Очень хочу, чтобы эта память не прервалась, чтобы мои потомки помнили и знали о своих предках.

Моя дочь не знала своего прадедушку, моего деда,  потому что он умер до её рождения. Но в нашей семье сохранились фотографии и военные награды за отличные боевые действия моего деда в Великой Отечественной войне. А еще я бережно храню в памяти его рассказы и рассказы моего отца, его старшего сына.

Мой дед по отцовской линии Ермоченко Павел Климович,  родился 10 июля 1909 года в деревне Корма Добрушского района Гомельской области.

Он ушел на войну в 1938 году и воевал на Кольском полуострове с белофиннами еще до начала Великой Отечественной войны. В деревне у него осталась жена и трое маленьких детей, старшему из которых едва исполнилось пять лет. По окончании войны с финнами, к январю 1941 года он вернулся домой. Новый год встретили всей семьей. Все  были счастливы, думали, что радости не будет конца. Хорошо, когда вся семья вместе!

 Но пришла страшная беда – началась Великая Отечественная война. Не миновала она и дом моего деда Павла. Уже 26 июня 1941 года его с односельчанами (всеми кто был годен к строевой службе) вызвали в военкомат, затем они погрузились в эшелоны и отправились на фронт. Участвовал Павел Климович в боях за Сталинград, на Курской дуге, во взятии Берлина. Начав войну с первых дней, прошёл её до последнего дня.

Дед был артиллеристом. Для него война была очень долгой. Даже после того, как взят был Берлин,  мой дед Павел освобождал от фашистов столицу Чехословакии Прагу. Закончил он войну в августе 1945 года в Чехословакии.

Моему деду война принесла много боли и страданий. Он имел несколько ранений и контузию, лечился  в госпиталях.

Много повидал он за долгие годы войны. Суровые зимы, ранения, недоедание, недосыпания впоследствии сказались на его здоровье. Мой дед любил жизнь и верил в победу, и эта вера помогла ему и всем солдатам, всему народу одержать победу над фашистами.

За  боевые заслуги Павел Климович был награждён Орденом Красной звезды, медалями «За взятие Берлина», «За Победу над Германией в ВОВ 1941-1945г.г.», «За отвагу», «За боевые заслуги» и многими другими медалями.

Вернулся с войны домой он в сентябре 1945года. После войны работал в своём родном колхозе бригадиром, лесником. У него родился  ещё один сын. Подорванное здоровье на войне сократило его жизнь, он умер в 1977 году.

Мой дед Павел Климович оставил после себя большую «родовую веточку». Кроме четверых детей, у него  девять  внуков и  одиннадцать правнуков. И наш долг сохранить память о нём.

Я горжусь своим героическим дедушкой, который защищал нашу страну от врагов.

И хотя моя дочь не видела живым своего прадеда Павла, но очень хочется, чтобы образ, который запечатлён на фотографиях, воспоминания о нём родных, его судьба  фронтовика навсегда остались в её памяти. Мы должны помнить о родных, которых уже нет с нами, гордится подвигами наших дедов и прадедов. Я считаю, что подвиг - это пройти все ужасы войны и вернуться домой живым. С детства дед был для меня героем, совершившим величайший подвиг, прошедшим всю войну, и подарившим нам победу. Я преклоняюсь перед ним и всеми ветеранами, участниками Великой Отечественной войны и говорю им большое спасибо за наше настоящее и будущее.

 

Нотариус Гомельского нотариального округа Ермоченко Светлана  Александровна.

Зарецкая И.И.

История моей семьи в летописи Великой Отечественной войны.

Великая Отечественная война оставила неизгладимый след в истории каждой семьи. Не исключение и моя семья. Мои дедушка Зарецкий Яков Борисович и бабушка Зарецкая Бронислава Ильинична (девичья фамилия Шевелева) были участниками Великой Отечественной Войны. Вся моя семья бережно хранит память о них. Нашей семейной реликвией являются их награды и сохранившиеся фотографии военных лет.

IMG_20200426_150330.jpg

Дедушка - гвардии старший лейтенант, в составе 286 Стрелковой Ленинградской Краснознаменской дивизии 996 стрелкового полка в должности командира стрелкового взвода с 15 декабря 1941 года по 13 марта 1943 года принимал участие в обороне и освобождении Ленинграда от блокады немецко-фашистских войск. Принимал участие в героическом штурме и взятии Вены с 5 по 13 апреля 1945 года.

В боях за Родину мой дедушка проявил мужество и отвагу. Будучи командиром взвода, он отбил контратаку превосходящих сил противника, был контужен, но не ушел с поля боя. В боях за Ригу получил тяжелое ранение грудной клетки слева. Один из осколков размером 2,5 см х 0,6 см застрял в его левом легком. Через много лет после окончания войны случилось маленькое «чудо». Дедушка, прогуливаясь по городу, начал кашлять, и осколок вышел.  К счастью, без последствий для его здоровья. 

Мой дедушка награжден орденом Красной Звезды, орденом Отечественной Войны I степени, медалью «За взятие Вены», медалью «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

Бабушка – старший лейтенант медицинской службы, проходила военную службу с мая 1943 года в должности ординатора хирургического отделения эвакогоспиталя № 4938 3 Украинского Фронта.

Когда началась война, моя бабушка была студенткой медицинского института. Она приобрела огромный опыт и знания, благодаря самоотверженной работе в госпитале. Только за 7 месяцев бабушка самостоятельно провела более 100 операций с хорошим послеоперационным исходом. После тяжелой суточной работы она оставалась в госпитале для приема раненых, не считаясь со временем, без сна и отдыха. При этом она еще находила в себе силы проводить занятия по обучению медицинских сестер.

Моя бабушка награждена медалью «За боевые Заслуги», медалью «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», орденом Отечественной Войны II степени.

Именно в госпитале произошло знакомство Брониславы Ильиничны и Якова Борисовича. Дедушка после тяжелого ранения попал в госпиталь, где работала бабушка. После выписки он вернулся на фронт, но забыть её не смог. Бабушка рассказывала мне, что дедушка писал ей очень трогательные письма на розовой бумаге (где только он ее брал в тяжелое военное время!).

IMG_20200426_150237.jpg

После окончания войны мои бабушка и дедушка встретились и поженились. Они  счастливо  прожили вместе более сорока лет. 

Воспоминаний о дедушке у меня сохранилось немного. Он рано ушел из жизни.  Но я хорошо помню, что очень важным праздником для него был День Победы. В этот день он надевал свои ордена и медали, ходил на парад, встречался с однополчанами. На такие встречи дедушка брал и меня.

Истории о войне мне рассказывала бабушка, хотя и не очень любила вспоминать то время. После войны она выбрала профессию детского врача. Говорила, что не смогла бы оперировать, так как слишком тяжелые воспоминания у нее связаны с этой работой во время войны. 

Моя бабуля всегда повторяла, что НИЧЕГО НЕТ СТРАШНЕЕ ВОЙНЫ, И КАК ДОРОГО ИМ ПРИШЛОСЬ ЗАПЛАТИТЬ ЗА ТО, ЧТОБЫ МЫ ЖИЛИ В МИРНОЕ ВРЕМЯ !!!   

   МЫ ВСЕГДА БУДЕМ ПОМНИТЬ!!! СПАСИБО ЗА ПОБЕДУ!!!

Нотариус Гомельского нотариального округа Зарецкая Ирина Ильинична. 

Катион А.В.

Низкий поклон хранителям памяти о Великой Победе

      Приближается значимая дата — 75 лет Великой Победы. И не меркнет память, потому что каждая пядь белорусской земли полита кровью советских солдат, подаривших нашим детям мирное небо, счастливое детство, спокойную жизнь.

3025 Fotazdymak respandenta padchas interv`u.JPGВ маленькой деревушке Деражичи над Днепром проживает удивительный человек, гостеприимный хозяин, интереснейший собеседник, замечательный отец и дедушка, настоящий патриот белорусской земли Афанасий Гаврилович Шкляров. Его старенький дом сразу бросается в глаза: резные двери, калитки, ставни, привлекательный дворик, будто ждущий гостей. И в доме обстановка необычная, особенная: многие предметы сделаны своими руками, исторические фотографии, множество газет, книг, картины на стенах, статуэтки, связанные с пароходством. А какой вкусный чай из малины готовит этот человек, просто сказка!

P8179865.JPG

Родился Афанасий Гаврилович Шкляров в простой крестьянской семье. Отец занимался сельским хозяйством, был человеком строгим, но справедливым, в  Бога не верил, детей своих любил, а их у него было 11. Но 6 дочерей умерли в юном возрасте, осталась одна Марина и 4 сыновей. Афанасий Гаврилович родился в 1928 году и был младшим в семье. Мама, Прасковья Афанасьевна, добрая и набожная женщина, любила всех маленьких. Напечет, порой, коржиков и угощает ребятишек возле церкви. Помнит седовласый мужчина начало коллективизации, голодный 1933 год. Будучи пятилетним малышом, он не смог забыть, как хотелось кушать, и отец, чтобы накормить большую семью, зарезал лошадь. Но местные власти расценили этот поступок как вредительство, и глава семьи был осужден на  2 года. Вернулся он больным, немощным и вскоре умер. Но беда продолжала преследовать: ночью загорелся их дом, не смогли люди ничего вынести из него. После сильного испуга умер брат Володя. Мать почернела от горя, и  в 1936-м году дети остались сиротами: во время жатвы напилась  Прасковья Афанасьевна воды из болота и умерла. Жил наш герой с братом Никифором, помогала сестра, да и люди не отворачивались, оказывали помощь в хозяйстве, делились одеждой, пищей.

Начало войны, словно вдовий платок,  накрыло землю скорбью и печалью. Старшие братья Афанасия уже были на переднем крае. Однажды паренек увидел самолет, низко летевший над землей со стороны Киева. Он смог даже заметить солдата в буденовке, который махал рукой, пролетая над колхозными полями. Трудно поверить, но это была последняя встреча с братом Николаем, именно он сидел в самолете и сбросил письмо на поле. В послании брат передавал приветствие родным и всем односельчанам, сообщал, что временно улетает  в тыл. В конце письма большими буквами он написал: «Враг будет разбит, победа будет за нами!». Эта фраза придавала сил, веры и желания громить фашистских оккупантов. К сожалению, больше братья так и не встретились.

15 октября 1943 года стояла теплая и солнечная погода. Пятнадцатилетний юноша, прищурившись от яркого солнца, смотрел в небо: со стороны Брагина появились 9 русских самолетов, которые несли на своих крыльях надежду и веру людям. Фашистский зенитный огонь зацепил одного «ястребка», и тот юзом пошел прямо в землю. Из него сразу выпрыгнул парашютист. Паренек бросился к пылающему самолету, но увидел только страшный огонь. Никого из экипажа он не нашел. Услышав стрекот моторов фашистских мотоциклов, он побежал в деревню. В старой избе мальчик увидел старшего брата, который помогал спешно переодеваться незнакомцу в лётной форме. Это и был выпрыгнувший из горящего ИЛа советский летчик. Молниеносно было принято решение спрятать его под большой деревянной кроватью, а сверху села с двумя малолетними детьми мама. Не прошло и получаса, как в хату вскочили два немца. Малыши, как по команде, испуганно заплакали, и фашисты вышли из дома. Но недаром говорят: геройство и предательство на войне рядом ходят… Кто-то все же донес, что Шкляровы прячут летчика, и через пару дней оккупанты вновь наведались в их дом, штыками искололи все кровати, сеновал, облазили чердаки, но никого не нашли. Не знали фрицы: летчик уже был на территории Петриковского района, а оттуда Николай Лунев — так звали спасенного семьей Шкляровых командира авиаэскадрильи — улетел в Москву, снова затем воевал до самого Дня Победы. В начале 70-х годов прошлого века Афанасий Гаврилович написал письмо в школу города Полтавы с просьбой найти спасенного летчика, так как знал, что там его родина. И Николай Лунев отозвался! Афанасий Гаврилович в 1972 году пригласил его на открытие памятника погибшим при форсировании Днепра советским воинам и похороненным в Деражичах. А три года спустя и сам побывал в гостях в Полтаве у Николая Лунева.

Значимым в жизни нашего героя является 1944 год — в 16 лет он вступил в ряды ВЛКСМ. Чтобы получить комсомольский билет, ребята из глубинки шли пешком в Лоевский райком комсомола, не боясь мороза и ночного студеного ветра. После войны юноша окончил фабрично-заводское училище в Гомеле, работал столяром, зарабатывал на хлеб, колеся по всем окрестным деревням. А затем судьба связала его с водным транспортом. Начинал матросом, рулевым, потом был помощником капитана. 43 года у штурвала, 32 сезона в должности капитана речного ледокола «Полярный», который первым прорубал водные пути в весенних льдах на реках Гомельщины и соседних областей. Как дорогую реликвию хранит Афанасий Гаврилович свидетельство о присвоении ему в 1954 году почетного звания лучшего штурмана Министерства речного флота. Мужчина гордится тем, что его дети пошли по его стопам. Сын Валерий окончил речной техникум и стал капитаном. Уходя на пенсию, отец передал ему свой ледокол «Полярный». Старшая дочь после окончания Ленинградского института водного транспорта работала инженером в плановом отделе порта. Династия продолжилась.

Для А. Шклярова неизменной была одна мечта — увековечить имена людей, которые ковали победу и погибли в борьбе с врагом. Он работал над проектом изготовления мемориальных плит, вел переписку с ветеранами, участвовал в различных встречах, ездил в Москву и Полтаву. Творческому энтузиазму этого человека могут позавидовать молодые. Он выступает с предложением установить памятник на горе в начале деревни Глушец, именно там, где проходила переправа, где выжили два молодых вяза. Символично склонили деревья свои ветви над самой стелой, как бы охраняя ее. Сколько отдано сил изготовлению памятника, знает только мастер, ведь надо было отковать, обработать и закалить многочисленные зубила разной формы, обточить их. Письмо на металле вручную требует хорошего глазомера, твердой руки и точного удара молотком по зубилу, иначе руку отобьешь.  При форсировании Днепра и освобождении деревень Глушец, Деражичи, Старая Лутава, Новая Лутава погибло очень много солдат. Среди них 11 Героев Советского Союза. Руководство области и района решили поставить памятник воинам 61-й армии, участвовавшим в форсировании реки Днепр. Не считаясь со временем, на собственные средства мужчина изготовил 10 плит из нержавеющей стали и нанёс на них имена Героев Советского Союза. Работа была трудная и кропотливая, но ко времени открытия комплекса была выполнена.

С каждым годом катастрофически уменьшается число тех, кто был участником или свидетелем военных событий. Нам просто повезло, потому что есть уникальная возможность общения с необыкновенным человеком, мастером-умельцем, настоящим летописцем. Многие участники битвы за Днепр приезжали в наш район, и все они гостили в доме Шкляровых. Тепло его дома за многие годы ощутили сотни патриотов Якутии, которые ежегодно приезжают на могилу героя-земляка, москвичи, украинцы и многие другие. Он до сих пор ведет активную переписку с ветеранами и их родственниками, пишет стихи, которые говорят о пережитом в годы Великой Отечественной войны, о красоте родного края, многие посвящены солдатам, не вернувшимся с полей сражения, друзьям, своей деревне. В тетради аккуратным почерком выведена каждая строчка, записана дата сочинения стихотворения и место, которое вдохновило на его рождение.

Хочется низко поклониться этому человеку, выразить огромную благодарность за память, любовь к родной земле, бесценную работу по увековечению памяти. Дай Бог ему крепкого здоровья, творческого вдохновения, неиссякаемой энергии и энтузиазма.

 

 

Нотариус Гомельского нотариального округа Алла Владимировна Катион.

Колеснева О.В.

75 – летию Великой Победы посвящается!

 doc6p563ewe1lvu699odry_800_480.jpg

Зеленой, цветущей весной,

По мирной земле мы шагаем с тобой,

Мой милый сыночек и ты должен знать,

Детишкам и внукам своим рассказать,

историю предков своих передать.

 

Историю в лицах, вещах и словах,

Как жизнь отдавали в сражениях, боях,

Нигде никого не щадила она

Великая Отечественная война.

 

Как слезы страдающих  матерей

Пропитывали землю за смерть сыновей,

Как жены на фронт провожая мужей

Держали на ручках своих малышей.

 

Как бабуля моя рядом с мамой своей

«Мама, кушать хочу!» прошептала она ей,

«На, возьми!» тянет в ручку корочку хлеба,

От гари и смрада не видно синего неба.

 

Как отважен в войне солдат фронтовой,

Как друг друга в бою накрывали собой,

Как губы кусая от боли в груди

По минному вражескому полю ползли.

 

Как голод и холод словно вместе дружны

Оставляли свой след на людях войны,

Как деревню Хатынь зверски сожгли,

Как крики горевших людей в землю вросли.

 

Как горе войны пришло в каждый дом,

Как наши солдаты шли напролом,

Как вера в победу оживляла сердца,

Как силы давала идти до конца.

 

И слезы в глазах, вспоминают те дни

Защитники наши, Бог их храни!

У каждого в сердце живёт та беда,

Останется в нем жить она навсегда.

 

Сегодня задача у нас всех одна

Победу великую помнить всегда,

И пусть стороной нас обходит беда,

Счастливой и мирной будет наша земля.

 

И в солнечный день слышен смех детворы,

А в небе летают горделиво орлы,

Мы счастливы, скажем «Спасибо, солдат фронтовой,

За мирное небо над головой!»

 

Нотариус Гомельского нотариального округа Колеснева Оксана Валерьевна.

Маркевич Л.В.

Пока мы живы, будем помнить.

Пока мы помним, будем жить.

 _MG_6387.jpg

Этот мемориальный комплекс появился в деревне Погост Житковичского района Гомельской области в августе 2015 года.

Сколько себя помню, отец Маркевич Василий Никифорович, который пережил, будучи ребенком, все эти события,  и многие  жители моей родной деревни  имели большое желание и делали попытки увековечить память земляков. Нет наши предки не воевали, но были сожжены в августе  1941 года. И их жизни легли на алтарь Победы!

22 августа 1941 года  был на удивление солнечный, ясный, светлый день, когда  на улице потянуло дымом стали доносится крики и плач женщин, послушались автоматные очереди. Многие жители деревни успели укрыться  за деревней в хмызняки, кинулись за реки Припять и Ствигу, что окружают  поселение и до ныне. Успела спрятать  детей, среди которых и тогда семилетний мой отец,  моя бабушка Маркевич Мария Кузьминична.

Каратели  все уничтожали на своем пути, сожги и родной  дедовский дом.

Кто не успел спрятаться - 85 человек старых людей, детей, женщин согнали в детские сад-ясли, что стояли в центре села. Здание обложили соломой, облили бензином и подожгли.

Возможно нашли бы и уничтожили и других жителей, но в деревню примчался комендант Туровского гарнизона и отменил облаву. Позже выяснилось, что этот немец сочувствовал полешукам и помогал партизанам.

Деревня сгорела почти вся, остались только редкие хозяйственные постройки, да несколько домом на окраинах. Мой родной Погост повторил судьбу всемирно известной Хатыни. Вот только трудами земляков и с Божией помощью  наше село было восстановлено и до сегодняшнего дня жизнь в нем  активна.

Эту историю мы знаем из первых уст от моего отца, его друзей, земляков, немногие из которых еще и ныне  живы.

Пишу эти строки и слезы набегают. Какими надо быть варварами, недочеловеками, чтобы вершить такие страшные дела!? И как важно, чтобы наши дети, внуки, правнуки знали эту правду, были благодарны тем, кто смог победить в той войне, и ценили жизнь, которую мы проживаем и за тех, кто не пережил фашистское ига, безвинно сгорели, погибли на фронтах, умерли от ран.

И потому так важны и нужны всем нам такие народные мемориалы, возведенные в нашем Погосте всем миром с большой помощью и участием общественного объединения "Ветераны вооруженных сил Российской Федерации", региональной общественной организации "Национально-культурная автономия "Белорусы Москвы".

1.jpg

В памятнике увековечены имена тех, кто был заживо ссожен  22 августа 1941 года,  а также  односельчан,  защищавших родину в годы Великой Отечественной войны, погибших и ныне  в мирное послевоенное время упокоившихся.

Мы должны ПОМНИТЬ, чтобы жить, радоваться и ценить каждый день своей жизни, любить ближних, творить дела милосердия!

Пока мы живы будем помнить. Пока мы помним будем жить.

Нотариус Гомельского нотариального округа Маркевич Людмила Васильевна.

Маркевич Л.В. про отца

Мой бацька Маркевiч Васiль  Нiчыпаравiч.

Дзяцiнства, апаленае вайной.

 Фото отца.jpg

Гiсторыя, якой  хачу сёння з вамi падзялiцца,  напiсана беларускiм пiсьменнiкам  Уладзiмiрам Мiкалаевiчам  Гаўрыловiчам i  знайшла своё месца  нарысам  "Жыццёвыя кросны Васiля Маркевiча" ў кнiзе пiсьменнiка "На мяжы", што выйшла ў свет яшчэ ў 2003 годзе, калi мой бацька, Васiль Нiчыпаравiч Маркевiч, 1934 года нараджэння, быў яшчэ жывы. Бацька пражыў усё сваё жыццё ў вёсцы Пагост Жыткавiцкага раёна Гомельской вобласцi.

Прачытаўшы нарыс,  зразумела, што вайна - гэта не толькі баявыя дзеяннi, многiя i многiя загiнуўшыя цi ваяваўшыя не шкадуючы свойго жыцця і здароўя воiны,  але гэта i тыл, што забяспечваў франты, i пакуты,   перажываннi тых, хто аказаўся на акупіраванай ворагамі тэрыторыi i тварам сутыкнуўся з гiтлераўцамi.

 

"Есць да слёз, душыць горла горкi дым вайны..."

Бацька, былы "белабілетнік" па стану здароўя, прызваны ў першыя  дні вайны па мабілізацыі. Развітваўся са словамі: "Дадому, жонка, вярнуся толькі пасля перамогі. Беражы дзяцей — гэта вайна не на адзін дзень..." Слёзы маці — такія горкія, безуцешныя...

Паўз хату Маркевічаў ішлі немцы — праходзіла першая лінія фронту. Вясковых пакуль не чапалі. Адзін з немцаў спыніўся раптам ля жанок, якія прытуліліся ля плота, пачаў размаўляць з імі. Трохі ведаў па-руску. Васілёк, які быў побач, на ўсё жыццё запомніў тыя яго словы: "Мы наступаем сегодня, идем вперед, но скоро будем идти назад. В открытом бою русских никто еще не побеждал..." I — пайшоў сабе. Хлопчыка гэта ўразіла да глыбіні душы. (Потым, пасля вайны, пытаўся ў жанчын, якія стаялі тады на вуліцы, ці памятаюць яны таго немца і яго словы? Не, гаротная доля выпрабаванняў выкрасліла з памяці людзей той выпадак, а яго — захавала назаўсёды. Што важна, для яго, яшчэ дзіцяці, сведчыла — нават сярод ворагаў былі такія, якія не верылі ў лёгкую перамогу).

У Пагосце засталіся жанчыны, дзеці і старыя. Вайна — вайною, а жыць жа неяк трэба, пра хлеб думаць. I жылі, займаліся звычайнай справай, адно штодзень углядаючыся ў бок дарогі (вялікага свету) і ракі — навіны ў Пагост прыходзілі заўсёды двума шляхамі.

22 жніўня 1941 года быў на дзіва сонечны, ясны, светлы дзень. Раптам на вуліцы пацягнула дымам, данесліся крыкі і галашэнне жанчын, а з ракі пачулася кулямётная чарга з аднекуль узяўшагася бронекатэра. Маці замітусілася — ведала ўжо, што немцы, каб застрашыць насельніцтва, паляць вёскі, забіваюць без літасці і старых, і малых. Але няўжо прыйшла чарга Пагоста? Выходзіла,  што не іначай... Трэба было ратавацда, але куды дзенешся з дзецьмі ад карнікаў, калі тыя наваліліся на вёску з усіх бакоў? Іванчыка схапіла гадавалага, загадала старэйшым дзецям прыгнуўшыся ісці за ёй да ракі — калі паможа гэта і ўратуе ад зламыснікаў Бог... Сэрца рвалася з грудзей, калі дабеглі. У канцы сотак, каля агароджы, у хмызняку, і сядзелі. Ад вёскі нябачна, а вось са Сцвігі — як на далоні. Надзеі, што тут іх не знойдуць, не было. Але, на шчасце, не заўважылі, не знайшлі...

Карнікі тым часам усё знішчалі на сваім шляху. Чырвоны агонь шалёна танцаваў па стрэхах, цяжкі дым лез у вочы, выядаў іх, душыў горла. Плакала душа, слёзы, здавалася, скамянелі, калі ахапіла агнём родную хату...

Збалелымі вачыма ўзіраўся сямігадовы Васіль Маркевіч на ўсё, што адбывалася вакол: вось немалады цемец падпаліў іх адрыну, тут жа стаіць дзядуля, які нікуды не ўцякаў ад селішча, стаіць разгублены каля плоту, апусціў галаву і чакае смерці. Вось той жа немец раптам крычыць, каб выгнаў вепрука, а то згарыць. Ці здзекваўся гэтак, ці што?.. Дзед стаяў абыякавы — шта з таго, што гіне скаціна, калі сябе ўжо не ўратуеш?..  I яго сапраўды павялі на здзек.

Хто не ўцёк, не схаваўся — 85 чалавек старых, малых, жанчын сагналі да будынка дзіцячых ясляў. Тут жа і бязлітасна зводзілі — чамусьці па 6 чалавек. Забітых сцягвалі ў будынак. Аблажылі саломай і падпалілі... Мабыць, знайшлі ўсё-такі і забілі б усіх, калі б на кані не паспеў у спалены Пагост памочнік каменданта Тураўскага гарнізона обер-лейтэнант Аўгуст Клёўзе — загадаў зняць аблаву (толькі пасля вайны людзі даведаліся, што ён дапамагаў партызанам, спачуваў палешукам. Потым маці расказала — чула ад людзей — што іх вёска знішчана была выпадкова. Карацельную аперацыю немцы планавалі правесці ў суседніх Чэрнічах. Але там жыла адна немка. Яна выйшла з хаты і перагаварыла з афіцэрам. Паліць Чэрнічы не сталі, пайшлі на Пагост).

Вёска згарэла амаль уся, толькі сям-там каля Сцвігі засталіся лазні, адзінокія гаспадарчыя пабудовы дынекалькі хат на ўскрайках вёскі. Цудам не згарэла школа – былы папоўскі дом. Засталася побач з ракой і старая хата матчынага бацькі – трэба было жыць неяк далей. Жылі-мучыліся трохі там, у невыноснай цеснаце некалькі сем’яў, потым перайшлі ў былую калгасную лазню на абалонні. У час вайны ў іх хаце-лазні жыў некаторы час Васіль Іванавіч Прасолаў, які потым стаў камандзірам партызанскага атрада. Юны Маркевіч добра паладзіў з дзядзькам Васілём.

Новыя ўлады загадалі аднавіць навучанне дзяцей – некалькі месяцаў Вулляна Сяргееўна Тур вучыла дзяцей па савецкіх падручніках, у якіх паліцаі павырывалі ўсе старонкі, дзе гаварылася пра Леніна і Сталіна. Школа была без вокан, стаялі там самаробныя лавы, пісалі дзеці на кавалках газетнай паперы. У гэтую школу трохі хадзіў і Васіль, але фактычна вучобу пачаў у 1944-ым, калі прыйшло вызваленне. Яму тады споўнілася дзесяць гадоў…

Пачатак 44-га.  З'явіліся чуткі, што немцы будуць хапаць дзяцей, моладзь і вывозіць у Германію. Маці, баючыся большай нядолі, запрэгла маладога коніка, ззаду калёс прывязала карову, пасадзіла на калёсы дзяцей і разам з сястрой падалася ў лес. Хаваліся сярод балота. У памяці Васіля нібыта аддрукаваўся момант: яны сядзяць на лёдзе сярод кустоў, а фашысты прачэсваюць лес зусім побач — крокаў за дзвесце. Шукалі ворагі партызанскае стойбішча. Дык дзіва-дзіўнае: нават маленькія дзеці не падалі гуку жыцця. Адчувалі небяспеку?

Аладкі з гнілой буль6ы – самая нясмачная рэч на зямлі. Але есці трэба, калі хочаш жыць — вочы закрываеш, нос заткнеш. Ясі!.. У гэты час ад хваробы памірае брат Міколка. Прыйшлі з лесу — вакол лапухі,  бур'ян на два метры...

Усё — нібыта кадры з дакументальнага фільма-хронікі, якія і праздзясяткі гадоў прыходзяць у сон, і здаецца Маркевічу зноў і зноў што есць да слёз, душыць горла горкі дым вайны...

Напаўдзіцячыя-напаўдарослыя нярадасныя ўспаміны аб вайне... Яны – як кадры з дакументальнага фільма-хронікі, толькі закрыеш, вочы – і ты там, сярод страшных горасных  падзей..."

 

Натарыус Гомельскай натарыяльнай акругi Маркевiч Людмiла Васiльеўна.

Мироненко Л.И.

Мой дедушка – моя гордость.

 Фото деда.jpg

Приближается 75-летие Великой Победы советского народа над фашистскими захватчиками. И нет, пожалуй, ни одной семьи, чьи деды и прадеды не участвовали бы в приближении этой победы. Многие из них не вернулись с войны. Но все они и те, кто погиб, и те, кто добыл победу, остаются для детей, внуков и правнуков примером честного служения Отечеству и нашей памяти.

Хочу рассказать о своём дедушке - Лазаренко Иване Павловиче.

Родился Иван Павлович в деревне Вощанки, Кормянского района Гомельской области, ещё до революции в 1906 году. Окончил всего 4 класса. Учиться дальше не смог, так как умер отец и он остался в доме за главного. Жили бедно до самой коллективизации, затем вступил в колхоз. И когда стали снабжать сельскохозяйственной техникой, окончил курсы трактористов. Прибывший трактор встречали всем селом, как настоящее чудо. Стоит ли удивляться тому, что Иван Павлович, работавший на нем, был, что называется первым парнем в деревне.

Когда началась мобилизация, вместе с односельчанами отправился на призывной участок. Фашисты двигались победным маршем по стране. Наши войска, отчаянно обороняясь, сдавали с большими потерями  позиции. Вскоре вновь сформированные части попали в плотное вражеское окружение. Прорваться с боями не удавалось, выходили группами или по одному. Зимой 1942 года дедушка был уже стрелком партизанского отряда, прославившегося своими действиями 10-й Журавичской бригады. О ней, моим земляком М.А. Дмитриевым, на основе архивных документов, написана книга «В тихой серебрянке».

После освобождения Кормянщины бригада влилась в 283-ю стрелковую Краснознаменную ордена Суворова 2-й степени дивизию, которая принимала участие в разгроме немецко-фашистских войск под Москвой и далее в составе 3-й армии перешла в наступление против врага, изгоняя его с родной земли. Укрепившись на Могилёвском шоссе севернее Кормы, дивизия под командованием полковника В.А. Коновалова остановила фашистов и начала их истребление. Затем она участвовала в освобождении городов Гомеля, Минска, Волковыска, Белостока и дошла до Берлина. За отличные боевые действия по освобождению Белоруссии соединение удостоилось почетного наименования «Гомельского». Героическому победному пути 283-й Гомельской Краснознамённой дивизии посвящена книга воспоминаний её ветеранов, в которой рассказывается и об участии партизан в боях по освобождению Белоруссии, в частности Гомельской области.

В феврале 1944 года И.П. Лазаренко  перевели в минометный полк.

В бою за деревню Батчечки 20 июля 1944 года и в бою в районе Вулька (Белостокское воеводство) Иван Павлович, показывая пример быстроты и точности стрельбы, вел из миномёта огонь по врагу. Уничтожил наблюдательные пункты, подавил огонь нескольких пулемётных точек и уничтожил множество немецких солдат. Был награжден орденом Славы 3-й степени.

За героические поступки по освобождению города Виллинбурга, был награждён орденом Славы 2-й степени.

Война для него закончилась под Кенигсбергом, где он, не получивший за два года ни одного ранения, заболел тифом и лечился в Ленинградском госпитале. В октябре 1945 года кавалер двух орденов Славы 2-й и 3-й степени, имеющий медали «За отвагу»,  «За победу над Германией», орден Отечественной войны II степени, благодарности Верховного Главнокомандущего Советского Союза И.В.Сталина за отличные боевые действия по освобождению городов Волковыск и Белосток,  возвратился к семье в деревню Вощанки.

В послевоенное время Иван Павлович работал механиком в родном колхозе «имени Лепешинского», затем в Кормянской райсельхозхимии. Неоднократно награждался почетными Грамотами и денежными премиями. До глубокой старости участвовал во встречах со школьниками и молодёжью, занимаясь их патриотическим воспитанием. В 1982 году ему было присвоено звание персонального пенсионера местного значения и Почётного гражданина городского посёлка Корма. Не стало Ивана Павловича Лазаренко в 1993 году……

Мне хочется, чтобы этот рассказ о моём дедушке, стал ещё одной, пусть небольшой, но доброй вестью о том, что память наша – вечна, а подвиг солдат Великой Отечественной войны – бессмертен.  

 

Нотариус Гомельского нотариального округа Мироненко Лариса Ивановна.

Моцар Е.Г.

Хранитель исторической памяти о страшной войне и Великой Победе!

 

 IMG_20190522_165029.jpg

Когда началась Великая Отечественная война Афанасию было 13 лет. Родители умерли еще до войны, оставив сиротами 4-х детей, Афанасий – младший.

Во время оккупации Афанасий Гаврилович Шкляров находился в деревне Деражичи, Лоевского района, Гомельской области. На его глазах советские войска отступали, зверствовали оккупанты. Встречал Афанасий в 1943 г. и освободителей. Друзьями его детства стали связисты, жившие в их доме, водитель Женя, который после освобождения Деражич погиб у д.Севки. Другом всей жизни Афанасия стал спасенный 15 октября 1943 г. летчик Николай Иванович Лунев и Шитиков, бывший участник форсирования Днепра.  

После войны работал на речном флоте. Начал с матроса, а ушел на пенсию капитаном ледокола «Полярный». В 1954 году Афанасий удостоен почетного звания лучшего штурмана Министерства речного флота.

Работая на водном транспорте, занимался сбором материалов о речниках-участниках Великой Отечественной войны. Они легли в основу книги посвященной речникам и памятного знака. Афанасий Гаврилович лично изготовил стелу из нержавеющей стали с именами погибших речников.

После выхода на пенсию вернулся в д. Деражичи. Здесь он стал увековечивать имена людей, которые ковали победу и погибли в борьбе с врагом. Его руками был создан памятный знак в д.Глушец, где 81-я стрелковая дивизия 61-й армии первой форсировала Днепр. Чуть позже Афанасий увековечил Героев Советского Союза, захороненных в Деражичах и имена своих земляков, не вернувшихся с войны. Сегодня можно увидеть все эти памятники – свидетельства памяти и горечи событий, которые пришлись на судьбу Афанасия Гавриловича. 

Афанасий Гаврилович сегодня является хранителем памяти и человеком, к которому едут со всех уголков бывшего Советского Союза что бы поблагодарить за сохранение памяти о каждом погибшем солдате.

изображение_viber_2020-02-07_17-32-59.jpg

Мы с нотариусом Могилевского нотариального округа Готиной Инной Михайловной также выражаем огромную благодарность Афанасию Гавриловичу за помощь в розыске мест захоронения наших погибших родственников.

«Сохранение памяти о героических страницах нашей истории является обязанностью и долгом перед предками, которые ковали Победу над фашистскими захватчиками. Наша задача состоит в том, чтобы ни один памятник в нашем регионе не был бесхозным или брошенным, а погибший солдат – забытым», ‒ отметил Афанасий Гаврилович.

 

Нотариус Гомельского нотариального округа Моцар Ева Григорьевна.

      

Осипова В.О.

Лишь бы не было войны…»

      

Страдали от голода и холода, от невозможности вернуться в детство, от кромешного ада бомбёжек и страшной тишины сиротства…

Среди тех, кто испил чашу войны, полную горечи, страданий, унижений, голода, побоев, одиночества и полной незащищенности, были не только ветераны, но и бывшие малолетние узники фашизма.

DSCN0001.JPG

Тогда невыносимо трудно было всем – и старым, и малым, и солдатам, и их близким. Но особенно страдали дети.

Моя бабушка, Сивак Екатерина Степановна, родилась 12 апреля 1925 года, в деревне Новинки, Калинковичского района, Гомельской области. Она не была воином, не участвовала в сражениях, но, как и миллионы других людей, она стала свидетелем этих страшных событий, и с её слов я начну рассказ…

«Мне принесли повестку вечером в июле 1941 года и сказали, чтобы я собиралась. Мама заплакала, есть было ничего. Мама пошла к сестре и попросила у неё сухарей, а соседка, напротив нашего дома, принесла мёд. Мне собрали чемодан. Я не смогла его поднять. Меня посадили на лошадь, и мы с отцом поехали в местечко Василевичи. Там всех детей собирали возле вокзала. Отец поехал назад домой.

Нас везли в Германию 7 дней. Когда мы приехали в город Дюссельдорф, нас оставили в каком-то месте, огражденной проволокой. Нас, детей, было очень много. Ночевали мы в каких-то помещениях, где садились в круг, накрывались и засыпали. В городе Дюссельдорфе мы пробыли трое суток. Затем всех детей поставили вряд и переводчики сказали, чтобы младшие сделали шаг вперёд, а постарше оставались на своих местах. Я пошла вперёд, поскольку мне было 16 лет. Из моей деревни было только пять человек. Те, кто постарше, должны были сесть в автобус. А вот мы - нет. Мы, впятером, хотели залезть в автобус, но нас туда не пускали. Нам удалось пробраться в этот автобус и там спрятаться.

Всех, кто был в автобусе, привезли на завод. Тех, кому было 18 лет, оставили работать на этом заводе, а нам дали тележки и мы возили кирпичи, а также работали в поле. Работали по 10 часов.  В 1944 году меня отправили работать на станке. В один день по радио передали, что на наш завод должны были упасть бомбы. Немцы спрятались в бетонное укрытие, а нас отправили в подвал. В подвале была стена. Одна девушка была высокая, она залезла на эту стену и поднимала нас по очереди.  Мы убежали в поле. На то место, где мы сидели, упала бомба. Ночевали мы на кладбище, мы не боялись могил. Помню, как ели сырую свеклу, найденную в поле, как пили воду из болота.

Затем немцы начали отстраивать завод. Кто-то из детей работал на стройке, кто-то - в поле. Были дети, которые убегали из лагеря, но когда их ловили, то били. Мы просились домой. Так мы прожили три года.

Фото наших дней.png

Помню, что как-то прилетели вертолеты, и из них падали листовки, в  которых  текст был написан на русском, чтобы мы прятались не в городе, а в поле. Утром пришли танки американских союзников, и военные кричали из них: - «Руссиш?», мы отвечали: - «Руссиш». Переводчики говорили, чтобы мы шли в ту сторону, откуда они едут. Мы пошли. Помню, как один раз, нам привезли бидон молока и жаренного гуся.

Очень хорошо помню, как весной 1945 года нас посадили в вагоны и отправили на Брест. Я приехала домой. Но не увидела там маму. Она умерла в 1943 году...»

В этом году моей бабушке, Сивак Екатерине Степановне, исполнилось 94 года.


У целого поколения, рожденного с 1922 по 1945 год, украли детство. «Дети Великой Отечественной войны» - так называют сегодняшних 70-90 – летних людей. И дело здесь не только в дате рождения. Их воспитала война.

Время стремительно идёт вперёд. Стала историей Великая Отечественная война. За эти годы выросло несколько поколений взрослых людей, которые не слышали орудийного грома и взрывов бомб.  Но война не стёрлась с людской памяти и каждый раз вспоминая те ужасы, которые бабушка видела и пережила в Германии, она без конца повторяет: - «Лишь бы не было войны…»

 

Нотариус Гомельского нотариального округа Осипова Виктория Олеговна.

Степук Т.А.

Судьба нотариуса. От тягот военного времени – до высот в профессии


 шерман.jpg

Марии Ефимовны Шерман - ветерана нотариата, заслужившую столь почетное звание честным, достойным, многолетним трудом.

 

Окунаясь в события почти тридцатилетней давности, вспоминаю как начинала работать нотариусом в нотариальной конторе Калинковичского района под руководством заведующего Марии Ефимовны Шерман - ветерана нотариата, заслужившую столь почетное звание честным, достойным, многолетним трудом. Мне посчастливилось на этапе становления в профессии встретить такого замечательного наставника, передававшего профессиональные знания и навыки, огромный опыт нотариальной практики.

Мария Ефимовна Шерман была принята на работу государственным нотариусом государственной нотариальной конторы города Калинковичи 5 декабря 1944 года, вернувшись из эвакуации во время Великой Отечественной войны. Она пережила многие тяготы военного времени, будучи школьницей являлась участником трудового фронта, работая в эвакуации в одном из колхозов Оренбургской области. С глубокой печалью вспоминала Мария Ефимовна страшную трагедию оставшихся в оккупированном городе людей, расстрелянных захватчиками.

Стаж работы в профессии Марии Ефимовны Шерман составляет более сорока лет. Она приступила к работе в государственной нотариальной конторе в двадцатилетнем возрасте. Добросовестным отношением к профессии, постоянно получая новые знания и самосовершенствуясь, приобретала авторитет и уважение.                  В 1960 году окончила юридический факультет Белорусского государственного университета. Беззаветное служение закону, верность профессии были ее главными принципами.

Юридическая квалификация только часть того, чем должен обладать нотариус. Мария Ефимовна обладала огромным терпением, самообладанием, выдержкой, умением противостоять порой негативным проявлениям юридическими аргументами и психологическими приемами. Помогая профессиональными знаниями, проявляла отзывчивость и чуткость к каждому обратившемуся к ней человеку. Вспоминается ее чувство юмора, жизнерадостность, энергичность.

Проходят годы. Уклад жизни, привычные формы работы в эпоху глобализации и информатизации безусловно меняются. Незыблима константа, что нотариус всегда оплот законности и справедливости, высокопрофессиональный специалист, который держит марку профессии на самом высоком уровне. В наши дни от людей, обращающихся в нотариальную контору, часто можно услышать слова благодарности и уважения к Марии Ефимовне Шерман.

Мария Ефимовна Шерман награждалась медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945г.г.», медалью Жукова, юбилейными медалями, грамотами и благодарностями.

 

Нотариус Гомельского нотариального округа Степук Татьяна Анатольевна. 

Тимощенко И.Г.

Боевой путь от Сталинграда до Гамбурга

1.JPG

Великая отечественная война! Великая война и Великая трагедия для всего нашего народа. Военные годы… Они навсегда останутся в памяти человека, который прошел в боях долгий путь, который имеет высокие правительственные награды, выделялся при выполнении заданий, который неоднократно рисковал жизнью во имя «Победы».  Кто-то не вернулся с войны, и семья получила похоронку. А кто-то вернулся раненый или инвалидом. В нашей семье воевали мои дедушки, как со стороны отца, так и со стороны матери. Этот очерк будет про моего дедушку со стороны отца – дедушку Павла.

Моего дедушку звали Журавский Павел Константинович, родился он 20 февраля 1922 года в крестьянской семье. В их семье было всего пятеро детей: трое сыновей Михаил, Адам, Павел и две дочери Ольга, Надежда.

Когда началась война,  дедушке было всего 19 лет. В этот момент он находился в Минске, куда был направлен на спецстроительство по распоряжению Комсомола. Руководство строительного отряда отправила всех рабочих в военные комиссариаты по месту жительства. Вернувшись из Минска, мой дедушка с мужчинами - односельчанами  прибыли в Хойникский РВК  и с июля 1941 его призвали в армию и отправили на фронт в формировальный пункт под городом Орёл. Там он встретился со своим родным старшим братом Адамом, и были направлены  в сопёрные войска на оборону Северного Кавказа в районе города Махачкала. Дедушка участвовал в разминировании Колмыкских степей, в день разминировали около 300 мин.  В 1942 году в боях получил контузию и несколько недель находился в госпитале в районе Сталинграда. После госпиталя дедушку перебросили под Курск, где он и принял участие в Курской битве в составе Первой комсомольской штурмовой бригады 2 Белорусского фронта, под командованием Рокоссовского. К началу 1944 года военная часть, в рядах которой воевал мой дедушка, дошла до Рогачёва. И с 21 по 26 февраля 1944 года участвовала в Рогачёвско-Жлобинской наступательной операции. В этой наступательной операции при форсировании рек Днепр и Друть в обстреле немецкими снарядами был разрушен плот, на котором находились солдаты, в том числе и мой дедушка, в результате чего все находившиеся на плоту оказались в реке. И мой дед, не умея плавать, схватился за бревно, оставшееся после обстрела, и доплыл до берега, и так в очередной раз остался жив.

В июне 1944 года принимал участие в уничтожении Бобруйской враждебной группировки, в результате которой рота, в которой служил дедушка взяла в плен по 2 немецких солдата на каждого участника роты. За что дедушка был представлен к правительственной награде и награждён Орденом «Красной звезды». Дальнейшие военные действия, в которых принимал участие мой дедушка связаны с Польшей, форсировании реки Нарев, где шли ожесточённые бои. В результате, которых, мой дедушка совершил подвиг. Командир бригады, в которой воевал мой дедушка, для представления дедушку к награде так описал его подвиг «В ночь на 11 октября 1944 года мл. сержант Журавский отличился при десантной переправе 556 стр. полка через реку Нарев в районе города Рожан. Товарищ Журавский командуя расчётом бесшумно за 1,5 км доставил лодку и презирая опасность переправил группу разграждения. Несмотря на усталость после сделанного накануне 20 км. марша и сильный пулемётный и артиллерийский огонь противника, товарищ Журавский продолжал переправлять стрелков на правый берег реки Нарев, сделав 10 рейсов. В ночь на 12октября 1944 года под пулеметным обстелом перевозил раненых с правого берега реки, сделав 8 рейсов и перевёз 50 раненых бойцов, проявив при этом мужество, отвагу и товарищескую взаимовыручку.».  За это он был награждён Орденом Отечественной войны II степени.  Следующий подвиг деда характеризовался так «Мл. сержант Журавский при прорыве сильного противника в районе деревни Пескаря Мала 14 января 1945 года под артиллерийским и пулемётным огнём противника скрыто подполз к проволочным заграждениям противника и сделал в них подкоп в 10 м от немецкой стороны. Затем заложил удлинённые заряды в минном поле и во время артподготовки взрывал их, расчистив проход от мин противника и пропустил по ним наши танки в глубину вражеской обороны, проявив геройство и умение сапёра. В районе деревни Бобин у города Насельск мл. сержант Журавский обнаружил мины замедленного действия в количестве 22 зарядов, обезопасив маршрут от разрушений для наступающих частей».  В результате этой операции  Указом Президиума Верховного Совета СССР за участие в героическом штурме и освобождении Варшавы награждён медалью «За освобождение Варшавы» и Медалью «За отвагу».

Победу дедушка встретил в городе Гамбург.

Я горжусь, что мой прадедушка внёс свой вклад в Победу в Великой Отечественной войне. Мы все должны гордиться нашими предками, мы обязаны помнить, какой ценой досталась Победа.

 

Нотариус Гомельского нотариального округа Тимощенко Ирина Григорьевна.

     

Юденкова Е.Н.

Угнанное детство:  «Вечно живые истории детей - узников фашистских концлагерей,  словами нотариуса.

 

Моей свекрови Юденковой Анне Ефимовне посвящается.

 123.jpg

Идут годы. Все дальше и дальше отодвигаются от нас события Великой Отечественной войны…

 

И хотя история давно расставила все по своим местам, интерес к тому трагическому и героическому времени не ослабевает до сих пор. Правда, сейчас пишут и говорят все больше о победах и поражениях, о массовом героизме и потерях, забывая часто о простом человеке, который просто жил.

Нет, скорее выживал в нечеловеческих условиях.

Вспоминать об этом очень трудно, а говорить вскользь и мимоходом нельзя. Вот поэтому воспоминания очевидцев войны так важны нам, и мы должны свято хранить их, чтобы передать последующим поколениям. Кроме этого встречи с ветеранами Великой Отечественной войны, бывшими узниками концлагерей обладают огромным воспитательным потенциалом. Диалог поколений важен для обеих сторон. Ветераны не чувствуют себя одинокими, видят, что их воспоминания и опыт востребованы сегодня.  А мы?...мы же получаем уроки мужества и истинного патриотизма.

Чтобы рассказать обо всех преступлениях оккупантов, которые они творили на нашей белорусской земле, потребуются десятки томов. Поэтому я хочу ограничиться лишь отдельными фактами и событиями, которые связаны с воспоминаниями бывшей малолетней узницы концлагерей, моей свекрови Юденковой Анны Ефимовны.

В начале осени 1941 года территория Беларуси была оккупирована. В зоне оккупации оказалось около 8 миллионов жителей Беларуси. Три года они были вынуждены терпеть массовый террор, расстрелы, издевательства, насилия и нищету.

На оккупированной территории Беларуси вводился «новый порядок». Отношение оккупантов к белорусам определялось планом «Ost», по которому предусматривалось 75% русских, белорусов, украинцев физически уничтожить или выселить за Урал, а остальные 25% - онемечить и превратить в рабов. Цыгане и евреи подлежали полному уничтожению.

Для осуществления этих планов фашисты создали специальные карательные войска, зондеркоманды, жандармско-полицейские отряды, концлагеря, газовые камеры и душегубки. Смерть стала угрожать многим миллионам судеб. Но самое страшное то, что Гитлер, заявил, что с немецких солдат и офицеров снимается всякая ответственность за преступления на оккупированной территории.

Наиболее уязвимы при любых испытаниях и трагедиях являются дети. Дети войны, чье детство сжигали, расстреливали, убивали – и пулями, и голодом, и безотцовщиной, сейчас уже эти люди преклонного возраста. О своём трудном детстве не могут вспоминать без слез и боли в груди, поэтому говорят скупо и мало… 

 

В годы Великой Отечественной войны Анна Ефимовна проживала вместе со своей семьёй в деревне Михальки Гомельского района. Ей в это время было шесть лет. И мне очень хотелось знать, как сумела она и еще миллионы таких же простых людей выжить, пройти все тяготы военного лихолетья, а также какое влияние впоследствии оказала на неё Великая Отечественная война…

Такие вопросы и многие другие я задавала при встречах с ней, потому что сама об этой войне знаю только из книг и кинофильмов. А Анна Ефимовна является документальным свидетелем войны, так как она её пережила, потеряла много родных и близких, была бывшей узницей концлагеря на территории Словакии,  рано осиротела,  но все же сумела выжить. Анне Ефимовне в каком-то плане повезло, ведь во время Великой Отечественной войны погиб каждый третий белорус.  Мы не знаем, кем бы стали те люди, которые погибли в годы испытаний. Возможно,  растили бы хлеб, учили бы детей, лечили бы людей, строили дома и т.д., но знаем, что они ещё долго были бы живы, приносили бы пользу, если бы война не вмешалась в их судьбы и не отняла бы самое дорогое – жизнь.

При разговоре с Анной Ефимовной, я узнала, что только в её одной семье за годы войны погибло более 10 человек. Первым погиб её двоюродный брат. В 1943 году фашисты закопали его живым в лесу около деревни Михальки  (Гомельского района), тогда ему исполнилось только 16 лет. Почему они это сделали, она не знает и не может понять, какую опасность представлял 16- летний паренёк.

Составной частью политики геноцида, которую проводили немцы на территории Беларуси, был насильственный вывоз людей из Восточной Европы на каторжные работы в Германию. За 3 года оккупации из Беларуси было вывезено почти 399 тысяч человек, в том числе 24 тысячи детей. В Германии таких людей называли остарбайтерами – восточными рабочими, лишив их не только имени, но и национальности. По неполным данным, после войны, домой в Беларусь вернулось только 120 тысяч человек.

Такими остарбайтерами, по воспоминанию Анны Ефимовны осенью 1943 года, стала и её семья: мать и трое детей (старшему было 15 лет, младшему 3 годика и она, которой было 6 лет). Она вспоминает, что немцы окружили деревню Михальки, всех жителей деревни выгнали из домов и погнали по лесной дороге к Борщёвке  (это Речицкое направление). Позади людей, лаяли собаки, кричали немцы. Тех, кто пытался убежать в лес, расстреливали.  Дальше Анна Ефимовна рассказывает, что её мать несла на руках младшего сына, которому было 3 года, а он всё время просил её: «Мамочка, не бросай меня. Я не буду просить у тебя молочка. Я знаю, что нашу коровку забрали немцы». Что отвечала на эту просьбу её мама, как она утешала их маленьких, она не помнит…

К вечеру людей пригнали в лагерь, который находился в деревне  Борщёвка.  Там загнали в какой-то сарай, закрыли и держали всю ночь. Было очень холодно. Дети плакали и просили есть. Но кушать было нечего, и они (дети), наплакавшись, прижавшись к старшим; чтобы согреться, уснули. Взрослые же не спали всю ночь. Они ждали, что сарай вот-вот подожгут, и все умрут страшной смертью. Детям об этом не говорили.

Утром людей выпустили из сарая и снова погнали к железной дороге. На железнодорожной станции людей загнали в товарные вагоны и закрыли. Куда едет поезд, никто не знал, но Анна Ефимовна помнит, что в вагоне было очень тесно, люди от спертости воздуха теряли сознание. Один старик умер, и мертвый лежал среди живых, пока не приехали в какой-то город. Прибывших людей, колоннами погнали по улицам города к новому месту пребывания. Им оказался концлагерь Майданек на территории  Польши.

В концлагере людей начали «сортировать» на евреев и славян. Евреев, стариков и маленьких детей-сирот сразу же отправили в «баню». Позже  выяснилось, что это были газовые камеры, откуда живыми никто не выходил. Остальных разбирали «купцы» как дешевую рабочую силу.

Семью Анны Ефимовны не сожгли, и они оказались в Словакии, недалеко от города Лидице. Там прибывавших узников продезинфицировали, вымыли, отстригли и повесили на шее номера. После сфотографировали для документов.

Дальше Анна Ефимовна вспоминает, что их всех поселили в огромном бараке с цементным полом, маленькими решеточными окнами, двухъярусными деревянными нарами вдоль стен. И это помещение стало для узников «домом» на два долгих года. Обращение с заключенными было крайне жестоким, людей, за малейшие провинности и просто так постоянно избивали резиновыми палками. Ежедневные унижения, сопровождались любимым изречением оккупантов: «русские свиньи!». Узников, в трудовом лагере, кормили, в основном, вареной брюквой. По такой пище, конечно, трудно было выжить. Были случаи, что голодные дети проползали под проволокой и выманивали у солдат объедки. Но в этой ситуации спасали словаки, которые работали вместе с русскими узниками на керамико-кирпичном терминале, расположенном рядом с лагерем.  Они делились всем, чем могли.

Анна Ефимовна вспоминает, что иногда ночью открывалась дверь барака, и кто-то в темноте бросал ящик с продуктами. Поразительно было то, что люди не бросались на него всей толпой, а ждали когда к коробке подойдет «старшая женщина», которая была главная в этом бараке. Именно она делила продукты между ними узниками. Это и спасало от голода.

Взрослые, которые находились трудовом лагере, работали весь световой день, а дети всё время были в бараке. Игр как таковых не было, просто они сидели тихо и ждали своих родителей.

Был случай, когда в барак зашли «люди» в белых халатах, забрали семерых детей (в том числе и маленького братика Анны Ефимовны) и увели с собой. Что с ними делали, никто не знает, но когда их принесли назад, они уже не могли, ни ходить, ни говорить. В ту же ночь все умерли. Впоследствии, взрослые тайно  говорили, что немецкие врачи брали кровь у детей для своих раненых офицеров и солдат. На следующее утро рабочие словаки втайне от немцев сделали гробики и похоронили детей в двух могилках на местном кладбище. Так эти дети навечно остались в чужой земле.

Анна Ефимовна вспоминает, что дни в трудовом лагере были долгими и однообразными, но всем хотелось жить, пусть голодно и холодно, но главное жить. Это быть может и помогло выжить.

Трудовой лагерь около города Лидице, где находилась семья Анны Ефимовны, был освобожден словацкими антифашистами ночью в апреле 1945 года, узников словаки спрятали в своих подвалах, кормили, лечили и поэтому многие из них выжили. А вскоре город Лидице был освобожден советскими солдатами. И Анна Ефимовна смогла вернуться домой – в Беларусь.

В настоящее время Юденкова Анна Ефимовна является бывшим малолетним узником концлагерей во время Великой Отечественной войны, имеет правительственные награды и благодарственные письма. Также награждена почетным званием «Ветеран труда» и «Отличник образования Республики Беларусь».

 

Нотариус Гомельского нотариального округа Юденкова Елена Николаевна.



Поделиться в социальных сетях:
Этот сайт использует файлы cookies для более комфортной работы пользователя. Продолжая просмотр страниц сайта, вы соглашаетесь с использованием файлов cookies