История жизни старшины Сергея Черноивана

Патриотическая акция «И в памяти навеки имена…»

Черноиван Сергей Иванович

Жизнь моего отца, Черноивана Сергея Ивановича, началась в селе Лукошковка, что на Харь­ковщине. Второго января 1920 года в семье родились двойняшки - сыновья Сережа и Коля. Детей стало шестеро. Время было тяжелое. Семья крестьянина еле-еле сводила концы с кон­цами. Трудились все, и стар и млад.

Время шло. Дети закончили школу. Мой отец пошел работать путевым рабочим на железную дорогу. Позже стал путевым обходчиком.

В 1941-м грянула война. До сентября мой отец по-прежнему работал в мес­течке Близнецы Харьковской области, так как на железнодорожников распростра­нялась бронь. Приближался фронт. Отца и его брата призвали в действую­щую армию и через два месяца подготовки отправили на пере­довую в район Таганрога. В пер­вый бой мой отец вступил командиром отделения роты автоматчиков. Шли тяжелые времена. Были отступления, наступле­ния, ранения, контузии.

0001.jpg

В феврале 1943-го в боях за г.Валуйки мой отец был тяжело ранен. После лече­ния в госпитале его направили в танковую школу. Так он стал механиком-водителем леген­дарного танка «Т-34».

Специ­ально сформированное подразделение, в составе которого был мой отец, получило в Челябинске новенькие танки, которые должны были отправиться на фронт в 117-ю танковую бригаду, принимавшую активное участие в знаменитой операции «Багратион», в освобождении Белоруссии.

Эшелон с танками уже по­дошел к месту разгрузки, как вдруг налетела фашистская авиация. Пока под обстрелом и бомбежкой строили настилы к платформам, торопясь спасти технику, отец сел за ры­чаги своего танка, повернув пушку назад, развернул машину прямо на платформе, об­ломав все крепежи, и спрыгнул на землю без каких-либо приспо­соблений. Такого никто никогда не видел и никто никогда до такого не додумался.

Потом был Кенигсберг....

Накануне боев в Восточ­ной Пруссии танковая рота, в которой служил мой отец, остановилась в осво­божденной советской деревне. Пусто. Хаты почти все сожже­ны. Пошли к колодцу за водой и застыли в ужасе. Танкисты, тысячу раз смотревшие в глаза смерти, остолбенели перед ко­лодцем, до верху заваленным детскими трупами.

- Представляете, - рассказывал он нам, своим детям, - с какой жаждой мести мы после этого шли в бой? Расстреляв боеза­пас, просто таранили немецкие танки, не думая, выживем - не выживем!..

Под Кенигсбергом старшина Черноиван снова был тяжело ранен...

Вспоминая о взятии Бер­лина, мой отец рассказывал о неверо­ятно тяжелых боях, особенно на улицах города, когда прихо­дилось сражаться буквально за каждый метр. Но уже тогда, на стороне советских войск было огромное преимущество во всем - и в технике, и в людях. Продвигаться по улицам, заваленным кучами кирпича и щебня, на танке было невоз­можно. Использовали танк как бульдозер. Сначала раздви­гали в стороны завалы, потом ползли дальше. И все это под градом гранат и фауст-патронов.

После капитуляции Германии, до августа 1947-го, отец находился в Берлине, сначала как военнослужащий, потом как работник одного из предприятий Министерства внешней торговли.

Он вспоминал, что немцы, со страхом поначалу относив­шиеся к русским, постепен­но отошли от внушенных им геббельсовской пропагандой ужасов и даже иногда с симпа­тией относились к советским воинам.

Так, хозяйка дома, где квартировал отец, с какого - то времени стала потчевать своего квартиранта вкусными обедами, штопать одежду. На вопрос «почему?» ответила:

 - "Вы так похожи на моего сына... Он погиб на Восточном фронте...".

В августе 1947 году, возвращаясь на Родину через Белоруссию, мой отец с братом решили остаться жить в Бресте. Город им очень понравился. Позже, в Брест приехали и его старшие брат и сестра. Здесь он познакомился со своей будущей женой, моей мамой. Отец моей мамы, мой дед, Максимов Степан Иванович был военным. В 1939 году подполковника Максимова перевели служить в Брест. Он проходил службу в Брестской крепости, в должности начальника инженерной службы. Учась в Академии генерального штаба им.Фрунзе, в мае 1941 года, мой дед был в г.Москве, на сессии. Война застала его там. Оттуда же он ушел на фронт. В сентябре 1941 года, в боях за освобождение Украины, выходя из окружения, мой дед пропал без вести.

0002.jpg

Послевоенная биография моего отца, Черноивана Сергея Ивановича, кавалера двух орденов «Крас­ной Звезды», ордена «Великой Отечественной войны», заслу­женного обладателя медалей «За взятие Кенигсберга», «За освобождение Варшавы», «За победу над Германией», также весьма богата на события. Он выучился на инженера-строителя, участвовал в строительстве мемориала «Брестская крепость-герой», БАМа и многих других значимых объектах города, ставшего для него, украинца, родным. Он прожил долгих 89 лет.

В памяти нас, его детей, его внуков и правнуков, навсегда останется светлый образ отца и деда, который научил нас добропорядочности, жизнелюбию, оптимизму, патриотизму и любви к Родине.

Историю рассказала Зуевская Елизавета Сергеевна, архивариус Первой Брестской нотариальной конторы


версия для печати