Моя бабушка Сивак Екатерина Степановна

Сивак 1.jpgСреди тех, кто испил чашу войны, полную горечи, страданий, унижений, голода, побоев, одиночества и полной незащищенности, были не только ветераны, но и бывшие малолетние узники фашизма. Тогда невыносимо трудно было всем – и старым, и малым, и солдатам, и их близким. Но особенно страдали дети. Страдали от голода и холода, от невозможности вернуться в детство, от кромешного ада бомбёжек и страшной тишины сиротства…

Моя бабушка, Сивак Екатерина Степановна, родилась 12 апреля 1925 года, в деревне Новинки, Калинковичского района, Гомельской области. Она не была воином, не участвовала в сражениях, но, как и 1000 других людей, она стала свидетелем этих страшных событий, и с её слов я начну рассказ…

«Мне принесли повестку вечером в июле 1941 года и сказали, чтобы я собиралась. Мама заплакала, есть было ничего. Мама пошла к сестре и попросила у неё сухарей, а соседка, напротив нашего дома, принесла мёд. Мне собрали чемодан. Я не смогла его поднять. Меня посадили на лошадь, и мы с отцом поехали в местечко Василевичи. Там всех детей собирали возле вокзала. Отец поехал назад домой.

                Сивак 2.jpg    Сивак 3.jpg  

Нас везли в Германию 7 дней. Когда мы приехали в город Дюссельдорф, нас оставили в каком-то месте, огражденной проволокой. Нас, детей, было очень много. Ночевали мы в каких-то помещениях, где садились в круг, накрывались и засыпали. В городе Дюссельдорфе мы пробыли трое суток. Затем всех детей поставили вряд и переводчики сказали, чтобы младшие сделали шаг вперёд, а постарше оставались на своих местах. Я пошла вперёд, поскольку мне было 16 лет. Из моей деревни было только пять человек. Те, кто постарше, должны были сесть в автобус. А вот мы - нет. Мы, впятером, хотели залезть в автобус, но нас туда не пускали. Нам удалось пробраться в этот автобус и там спрятаться. Всех, кто был в автобусе, привезли на завод. Тех, кому было 18 лет, оставили работать на этом заводе, а нам дали тележки и мы возили кирпичи, а также работали в поле. Работали по 10 часов. В 1944 году меня отправили работать на станке. В один день по радио передали, что на наш завод должны были упасть бомбы. Немцы спрятались в бетонное укрытие, а нас отправили в подвал. В подвале была стена. Одна девушка была высокая, она залезла на эту стену и поднимала нас по очереди. Мы убежали в поле. На то место, где мы сидели, упала бомба. Ночевали мы на кладбище, мы не боялись могил. Помню, как ели сырую свеклу, найденную в поле, как пили воду из болота.

Затем немцы начали отстраивать завод. Кто-то из детей работал на стройке, кто-то - в поле. Были дети, которые убегали из лагеря, но когда их ловили, то били. Мы просились домой. Так мы прожили три года.

Сивак 6.png

Помню, что как-то прилетели вертолеты, и из них падали листовки, в которых текст был написан на русском, чтобы мы прятались не в городе, а в поле. Утром пришли танки американских союзников, и военные кричали из них: - «Руссиш?», мы отвечали: - «Руссиш». Переводчики говорили, чтобы мы шли в ту сторону, откуда они едут. Мы пошли. Помню, как один раз, нам привезли бидон молока и жаренного гуся.

Очень хорошо помню, как весной 1945 года нас посадили в вагоны и отправили на Брест. Я приехала домой. Но не увидела там маму. Она умерла в 1943 году...»

В этом году моей бабушке, Сивак Екатерине Степановне, исполнилось 94 года.

У целого поколения, рожденного с 1922 по 1945 год, украли детство. «Дети Великой Отечественной войны» - так называют сегодняшних 70-90 – летних людей. И дело здесь не только в дате рождения. Их воспитала война.

Время стремительно идёт вперёд. Стала историей Великая Отечественная война. За эти годы выросло несколько поколений взрослых людей, которые не слышали орудийного грома и взрывов бомб. Но война не стёрлась с людской памяти и каждый раз вспоминая те ужасы, которые бабушка видела и пережила в Германии, она без конца повторяет: - «Лишь бы не было войны…»        

 Сивак 4.jpg Сивак 5.jpg


История нотариуса нотариальной конторы города Василевичи Речицкого района – Осиповой Виктории Олеговны

версия для печати