Угнанное детство: Юденковой Анне Ефимовне посвящается

Угнанное детство: Юденковой Анне Ефимовне посвящается

Идут годы. Все дальше и дальше отодвигаются от нас события Великой Отечественной войны… 

И хотя история давно расставила все по своим местам, интерес к тому трагическому и героическому времени не ослабевает до сих пор. Правда, сейчас пишут и говорят все больше о победах и поражениях, о массовом героизме и потерях, забывая часто о простом человеке, который просто жил.

Нет, скорее выживал в нечеловеческих условиях.

Вспоминать об этом очень трудно, а говорить вскользь и мимоходом нельзя. Вот поэтому воспоминания очевидцев войны так важны нам, и мы должны свято хранить их, чтобы передать последующим поколениям. Кроме этого встречи с ветеранами Великой Отечественной войны, бывшими узниками концлагерей обладают огромным воспитательным потенциалом. Диалог поколений важен для обеих сторон. Ветераны не чувствуют себя одинокими, видят, что их воспоминания и опыт востребованы сегодня.  А мы?...мы же получаем уроки мужества и истинного патриотизма.

Чтобы рассказать обо всех преступлениях оккупантов, которые они творили на нашей белорусской земле, потребуются десятки томов. Поэтому я хочу ограничиться лишь отдельными фактами и событиями, которые связаны с воспоминаниями бывшей малолетней узницы концлагерей, моей свекрови Юденковой Анны Ефимовны.

В начале осени 1941 года территория Беларуси была оккупирована. В зоне оккупации оказалось около 8 миллионов жителей Беларуси. Три года они были вынуждены терпеть массовый террор, расстрелы, издевательства, насилия и нищету.

На оккупированной территории Беларуси вводился «новый порядок». Отношение оккупантов к белорусам определялось планом «Ost», по которому предусматривалось 75% русских, белорусов, украинцев физически уничтожить или выселить за Урал, а остальные 25% - онемечить и превратить в рабов. Цыгане и евреи подлежали полному уничтожению.

Для осуществления этих планов фашисты создали специальные карательные войска, зондеркоманды, жандармско-полицейские отряды, концлагеря, газовые камеры и душегубки. Смерть стала угрожать многим миллионам судеб. Но самое страшное то, что Гитлер, заявил, что с немецких солдат и офицеров снимается всякая ответственность за преступления на оккупированной территории.

Наиболее уязвимы при любых испытаниях и трагедиях являются дети. Дети войны, чье детство сжигали, расстреливали, убивали – и пулями, и голодом, и безотцовщиной, сейчас уже эти люди преклонного возраста. О своём трудном детстве не могут вспоминать без слез и боли в груди, поэтому говорят скупо и мало…  

В годы Великой Отечественной войны Анна Ефимовна проживала вместе со своей семьёй в деревне Михальки Гомельского района. Ей в это время было шесть лет. И мне очень хотелось знать, как сумела она и еще миллионы таких же простых людей выжить, пройти все тяготы военного лихолетья, а также какое влияние впоследствии оказала на неё Великая Отечественная война…

Такие вопросы и многие другие я задавала при встречах с ней, потому что сама об этой войне знаю только из книг и кинофильмов. А Анна Ефимовна является документальным свидетелем войны, так как она её пережила, потеряла много родных и близких, была бывшей узницей концлагеря на территории Словакии,  рано осиротела,  но все же сумела выжить. Анне Ефимовне в каком-то плане повезло, ведь во время Великой Отечественной войны погиб каждый третий белорус.  Мы не знаем, кем бы стали те люди, которые погибли в годы испытаний. Возможно,  растили бы хлеб, учили бы детей, лечили бы людей, строили дома и т.д., но знаем, что они ещё долго были бы живы, приносили бы пользу, если бы война не вмешалась в их судьбы и не отняла бы самое дорогое – жизнь.

При разговоре с Анной Ефимовной, я узнала, что только в её одной семье за годы войны погибло более 10 человек. Первым погиб её двоюродный брат. В 1943 году фашисты закопали его живым в лесу около деревни Михальки  (Гомельского района), тогда ему исполнилось только 16 лет. Почему они это сделали, она не знает и не может понять, какую опасность представлял 16- летний паренёк.

Составной частью политики геноцида, которую проводили немцы на территории Беларуси, был насильственный вывоз людей из Восточной Европы на каторжные работы в Германию. За 3 года оккупации из Беларуси было вывезено почти 399 тысяч человек, в том числе 24 тысячи детей. В Германии таких людей называли остарбайтерами – восточными рабочими, лишив их не только имени, но и национальности. По неполным данным, после войны, домой в Беларусь вернулось только 120 тысяч человек.

фото.jpgТакими остарбайтерами, по воспоминанию Анны Ефимовны осенью 1943 года, стала и её семья: мать и трое детей (старшему было 15 лет, младшему 3 годика и она, которой было 6 лет). Она вспоминает, что немцы окружили деревню Михальки, всех жителей деревни выгнали из домов и погнали по лесной дороге к Борщёвке  (это Речицкое направление). Позади людей, лаяли собаки, кричали немцы. Тех, кто пытался убежать в лес, расстреливали.  Дальше Анна Ефимовна рассказывает, что её мать несла на руках младшего сына, которому было 3 года, а он всё время просил её: «Мамочка, не бросай меня. Я не буду просить у тебя молочка. Я знаю, что нашу коровку забрали немцы». Что отвечала на эту просьбу её мама, как она утешала их маленьких, она не помнит…

К вечеру людей пригнали в лагерь, который находился в деревне  Борщёвка.  Там загнали в какой-то сарай, закрыли и держали всю ночь. Было очень холодно. Дети плакали и просили есть. Но кушать было нечего, и они (дети), наплакавшись, прижавшись к старшим; чтобы согреться, уснули. Взрослые же не спали всю ночь. Они ждали, что сарай вот-вот подожгут, и все умрут страшной смертью. Детям об этом не говорили.

Утром людей выпустили из сарая и снова погнали к железной дороге. На железнодорожной станции людей загнали в товарные вагоны и закрыли. Куда едет поезд, никто не знал, но Анна Ефимовна помнит, что в вагоне было очень тесно, люди от спертости воздуха теряли сознание. Один старик умер, и мертвый лежал среди живых, пока не приехали в какой-то город. Прибывших людей, колоннами погнали по улицам города к новому месту пребывания. Им оказался концлагерь Майданек на территории  Польши.

В концлагере людей начали «сортировать» на евреев и славян. Евреев, стариков и маленьких детей-сирот сразу же отправили в «баню». Позже  выяснилось, что это были газовые камеры, откуда живыми никто не выходил. Остальных разбирали «купцы» как дешевую рабочую силу.

Семью Анны Ефимовны не сожгли, и они оказались в Словакии, недалеко от города Лидице. Там прибывавших узников продезинфицировали, вымыли, отстригли и повесили на шее номера. После сфотографировали для документов.

Дальше Анна Ефимовна вспоминает, что их всех поселили в огромном бараке с цементным полом, маленькими решеточными окнами, двухъярусными деревянными нарами вдоль стен. И это помещение стало для узников «домом» на два долгих года. Обращение с заключенными было крайне жестоким, людей, за малейшие провинности и просто так постоянно избивали резиновыми палками. Ежедневные унижения, сопровождались любимым изречением оккупантов: «русские свиньи!». Узников, в трудовом лагере, кормили, в основном, вареной брюквой. По такой пище, конечно, трудно было выжить. Были случаи, что голодные дети проползали под проволокой и выманивали у солдат объедки. Но в этой ситуации спасали словаки, которые работали вместе с русскими узниками на керамико-кирпичном терминале, расположенном рядом с лагерем.  Они делились всем, чем могли.

Анна Ефимовна вспоминает, что иногда ночью открывалась дверь барака, и кто-то в темноте бросал ящик с продуктами. Поразительно было то, что люди не бросались на него всей толпой, а ждали когда к коробке подойдет «старшая женщина», которая была главная в этом бараке. Именно она делила продукты между ними узниками. Это и спасало от голода.

Взрослые, которые находились трудовом лагере, работали весь световой день, а дети всё время были в бараке. Игр как таковых не было, просто они сидели тихо и ждали своих родителей.

Был случай, когда в барак зашли «люди» в белых халатах, забрали семерых детей (в том числе и маленького братика Анны Ефимовны) и увели с собой. Что с ними делали, никто не знает, но когда их принесли назад, они уже не могли, ни ходить, ни говорить. В ту же ночь все умерли. Впоследствии, взрослые тайно  говорили, что немецкие врачи брали кровь у детей для своих раненых офицеров и солдат. На следующее утро рабочие словаки втайне от немцев сделали гробики и похоронили детей в двух могилках на местном кладбище. Так эти дети навечно остались в чужой земле.

Анна Ефимовна вспоминает, что дни в трудовом лагере были долгими и однообразными, но всем хотелось жить, пусть голодно и холодно, но главное жить. Это быть может и помогло выжить.

Трудовой лагерь около города Лидице, где находилась семья Анны Ефимовны, был освобожден словацкими антифашистами ночью в апреле 1945 года, узников словаки спрятали в своих подвалах, кормили, лечили и поэтому многие из них выжили. А вскоре город Лидице был освобожден советскими солдатами. И Анна Ефимовна смогла вернуться домой – в Беларусь.

В настоящее время Юденкова Анна Ефимовна является бывшим малолетним узником концлагерей во время Великой Отечественной войны, имеет правительственные награды и благодарственные письма. Также награждена почетным званием «Ветеран труда» и «Отличник образования Республики Беларусь». 

Историю рассказала нотариус Гомельского нотариального округа Юденкова Елена Николаевна

версия для печати