Патриотическая акция «И в памяти навеки имена…»

UgFf-5FZvD4.jpgВойна… Такое страшное слово. Наполнено ужасом, страданиями, смертью. Казалось бы, в эту жуткую пору, из людей должно вылезти всё самое плохое и гнилое: трусость, слабость, малодушие. И оно, это плохое, вылазило. Забирало тысячи невинных жизней и губило миллионы душ. И раз так, то, наверное, всё для этого мира было бы потеряно. Только вот, наш народ справился. Трусость заменил на смелость, слабость на силу, а малодушие на честность и преданность. Люди боролись не только против видимого врага, но и против себя. Старались не утратить рассудок, не потерять человечность в это жуткое время. Не все герои отдавали свои жизни за высокие идеи, некоторые просто жили и своим примером давали понять: просто быть человеком – уже подвиг.

У меня в семье нет героев в привычном понимании. Мой дедушка Зарецкий Пётр Ананьевич во время войны был совсем мальчишкой, а прадедушка, хоть и воевал, но о том где и как, нам совсем ничего не известно. Зарецкий Ананий Максимович ушёл на фронт 22 июня 1941 года, оставив жену Евгению и четверых детей, в том числе и моего деда. Вернулся он только в 1947 году.

Я совсем не помню, как дедушка рассказывал о войне. В моей памяти сохранились только какие-то обрывки. Дедушкину историю я знаю со слов папы и дяди. Это совсем не какой-то героичный рассказ, но для нашей семьи эти события очень важны, поэтому, если вам интересно, то я начну…

Через несколько дней после объявления войны в деревню Грушево вошли фашисты. Евгения не могла оставаться на прежнем месте: семью коммуниста, председателя сельсовета и бойца Красной Армии фашисты расстреляли бы или отправляли в концлагеря. Больше двух лет прабабушка со своими детьми жила в бегах, прячась от доносов и облав по родственникам, знакомым, а то и по лесам и по болотам. Дедушка помнил это трудное время, ему тогда было всего 7 лет. Они с братьями и сестрой плохо питались и жили в вечном страхе. Но говорил он и о доброте людей, которые рисковали жизнями укрывая их у себя. Война – поистине открывает в людях самые сильные качества.

В 1943 году, когда у фашистов на фронте дела становились все хуже, а партизанский пожар в Беларуси разгорался всё сильней, немцы и полицаи уже не чувствовали себя полноправными хозяевами на нашей земле. Прабабушка с детьми вернулись в свой дом в Новоселки. Однако и сейчас она постоянно держала свернутым узелок с самым необходимым, чтобы в любой можно было схватить самое необходимое и убегать.

Фашистам ужасно не нравилось, что они ничего не могут сделать с партизанскими нападениями, и вероятно в этой бессильной злобе они решили сорваться на деревеньке в 33 дома, которой не повезло стоять рядом с транспортной артерией – которая и являлась основной целью партизан.

Утром 4 ноября 1943 года фашисты на грузовиках остановились вдали от деревни. Очевидно в планах у них было в пешем порядке окружить деревню, чтобы никто не ушел. Но жители их заметили раньше, когда они только обогнули деревню полукольцом. В нескольких хатах ночевали партизаны (в 1943 году они уже могли позволить себе ночевать дома). Как минимум двое из них залегли в кагатах (ямки, оставшиеся от буртов с картошкой) и начали отстреливаться. Вряд ли они подстрелили кого-то из немцев, но эти смелые действия однозначно сорвали планы захватчиков, заставили их замешкаться, оповестили всех жителей и дали этим людям фору в несколько минут. Путь к лесу был пока свободен. Люди, помогая друг-другу, бросились бежать. Но были и такие, кто говорил: «Мы новой власти ничего плохого не сделали, нас не тронут» и оставались.

Дедушка бежал босиком по снегу. Немцы стреляли по убегающим жителям. «Фьить-фьить-фьить – так свистели пули» - часто рассказывал дедушка «и снег от пуль взрыхлялся и шипел». Не все добрались до леса - кто-то упал от фашистских пуль, кто-то не в силах больше бежать остановился и дожидался преследовавших их немцев. Всех, кто остался (кто не смог убежать, или не захотел убегать, надеясь на милость врагов) расстреляли сразу или через некоторое время – на Пинском мосту возле Кобрина. Деревню сожгли – все 33 дома.

Деда с полу обмороженными ногами подобрали другие беженцы-односельчане. Привели в партизанский отряд. Какой-то партизан, увидев его полуголого и босого, дал ему валенки и немецкую шинель. Но и шинель и валенки, понятно, были слишком длинными, и находчивый партизан обрубил их топором на колоде до «нужной длины».

Два старших брата остались в партизанском отряде, а дедушку с прабабушкой партизаны подселили к какой-то семье в деревне Дубовое. Там они и дождались освобождения.

Война отразилась на жизни дедушке. Видеть её на земле он больше не мог, поэтому когда пришло его время, то свой долг Родине он отдал служа в военно-морском флоте СССР.

История моей семьи вовсе не является примером героизма или отваги. Дедушкина семья просто выживала. Они работали, скрывались и по возможности помогали другим людям. Безусловно, есть и более захватывающие истории, чем история моей семьи. Но для меня, дедушка и прабабушка – герои. Они смогли пережить это тяжелейшее время, они не утратили человечность, они воспитали таких прекрасных людей, как мой папа и дяди. Я считаю, что каждый человек, прошедший через ужас войны и сохранивший рассудок – уже герой. И я благодарна каждому, кто приложил руку, хоть совсем чуть-чуть, к тому, чтобы в нашей стране воцарился мир.

Рассказала нотариус Брестского нотариального округа Зарецкая Светлана Алексеевна и её дочь Ксения

версия для печати