Нотариат в Великом Княжестве Литовском

Нотариат в Великом Княжестве Литовском

История правового регулирования национального нотариата берёт своё начало в Статутах Великого Княжества Литовского. (1529, 1566 и 1599 г.)

Первые нотариальные действия касались наследственного права в отношении недвижимого имущества, которые были урегулированы разделами Статута 1529 г. IV «О наследовании женщинами и о выдаче девушек замуж» и V «Об опекунаx». Данные нормы касались только шляхты как служилого сословия, так как владение землёй обуславливалось несением службы. Так, статья 1 IV раздела регулировала порядок получения вдовой имущества, принадлежащего после умершего мужа-шляхтича: «Вдова, оставшаяся на вдовьем стольце, имеющая от мужа своего вено и взрослых сыновей, должна остаться только при своем вене, а сыновья должны быть допущены ко всем отцовским имениям и имуществу и должны нести земскую службу. Если же она не имеет от мужа своего вена, то должна получить во всем равную со своими взрослыми детьми часть в ценностях и в имуществе, движимом и недвижимом» (под вено понимается выкуп, плата за невесту её семье).

Нормы Раздела IV Статута 1529 г. закрепили порядок наследования при отсутствии детей у вдовы: «бездетная вдова, если она имеет от мужа своего вено, должна получить только свое вено, а все имения должны перейти к родственникам. Если же она не имеет от мужа своего вена, то должна остаться на третьей части, пока не выйдет замуж, а если замуж не выйдет, тогда должна оставаться на третьей части пожизненно, остальное имение должно перейти к родственникам, а те должны нести нашу великокняжескую службу».

Статья 12 раздела IV Статута раскрывает порядок наследования имений, переходящих от отцовской и материнской линии: «Также постановляем: если было бы несколько родных братьев и сестер, отделенных или неотделенных, и один из братьев умер, то его часть имения, наследуемого по отцовской линии, переходит только к братьям. Если бы в наследство было получено какое-либо имение, наследуемое по материнской линии, тогда сестра должна получить равную с братьями часть этого имения, а с наследуемого по отцовской линии имения — приданое.»

В контексте составления завещаний Статут 1529 г. вводил деление имущества на движимое и недвижимое: «...если бы кто-либо хотел составить завещание на свое движимое имущество или на купленное имение…» (ст. 15 раздела V). В свою очередь недвижимое имущество предоставлялось за несение земской службы, соответственно распоряжение таким имуществом не предусматривалось. Также были определены характеристики лиц, которые пишут завещание: «..каждое лицо может и вправе составить завещание на свое имущество, кроме тех перечисленных ниже лиц, которые по закону ничего своего не могут никому отказывать по завещанию. Прежде всего несовершеннолетние дети; монахи, будучи в монашеском ордене, принявшие монашество; сыновья, не отделенные от отца, но они имеют право завещать имущество, приобретенное ими лично или полученное за службу; находящиеся в зависимости от другого, то есть те, кого выдали другому вместе с его имуществом; буйно помешанные, еретики, невольники; теряющие рассудок. Однако последние, когда придут в себя, вправе составлять свои завещания». В тоже время статья 15 раздела V называет лиц, на кого это завещание может быть составлено: «вправе будет завещать свои вещи и купленное имение кому захочет, как духовным лицам, так и светским, призвав для этого священника или других свидетелей, или людей, заслуживающих доверия, или также официального присяжного писаря». Все завещания должны были быть написаны в присутствии свидетелей: «…при составлении завещаний должны присутствовать свидетели, заслуживающие доверия, находящиеся вне подозрения. Поэтому свидетелями не могут быть указанные ниже лица: прежде всего те, которые сами не вправе составлять свои завещания, а также женщины, душеприказчики или опекуны того же завещания, а также те, которым что-либо отписано в этом завещании.»

Нормы Статута 1529 г. с изменениями были включены в содержание Статута 1566 г. который сохранил с небольшими изменениями структуру Статута 1529 г. Статут 1566г. уделял существенное внимание гражданско-правовым отношениям, в том числе договорным, а именно купле-продаже, дарению, найму, займу и др. Были внесены изменения в распоряжение шляхтой землёй, которая получила ничем не ограниченное право распоряжаться принадлежащей ей землёй и имениями. Статут регулировал нотариальную деятельности разделами V «О Праве посагоу», VI «Об опеках» и VII «О тестаментах», а также включал образцы документов (договор дарения мужем жене движимых вещей, договор дарения матери собственным детям имущества и другие). Были внесены изменения в порядок оформления завещаний, которым был посвящен отдельный раздел Статута 1566 года. Необходимо отметить, что Статут содержал порядок оформления завещания простыми людьми и слепым человеком

В Статут 1588 г. были включены разделы VII «О записях и продажах» и VIII «О тестаментах», посвящённый порядку распоряжения недвижимым имуществом, которое было приобретено по различным правовым основаниям «отдать», «продать», «подарить», «записать», «отделить от детей и близких». Наследниками умершего являлись его жена, дети и потомки. Статья 15 Статута содержала правило наследования родителей после их детей: при отсутствии потомства, братьев и сестёр имеют право наследовать отец или мать умершего. Что касается долгов наследодателя, то потомки обязаны рассчитаться по его долгам. Однако, Статут ВКЛ 1588 года не содержит в себе такого понятия как наследники и круг наследников, а просто называет членов семьи.

Статутному периоду не характерно выделение института нотариата и употребления термина «нотариус». Зарождение нотариата как института происходило в рамках судебной системы и канцелярии ВКЛ.

В данный период функции, которые в дальнейшем были признаны нотариальными, выполнял ряд должностных лиц: судьи, подсудки, писари Земского суда, а также служащие Трибунала ВКЛ. В компетенцию Земского суда входило удостоверение гражданско-правовых договоров (купли-продажи, займа, обмена, заклада, раздела имущества и др.). Так же обязанности нотариусов выполняли и секретари канцелярии ВКЛ, которая стремилась к самостоятельности в нотариальной сфере. Так, писарь В.П. Сушковский в 40-х годах XVI века самостоятельно (без приказа канцлера и великого князя) фиксировал устные сделки частных лиц, «апавяданни» о готовности стать «ку праву», об установлении срока и отсрочки суда, жалоб, также выдавал выписки, что нашло отражение в шаблонных формулах.

Сделки с недвижимым имуществом совершались на территории того суда, в повете которого находилось имущество либо суду которому лица прислуживали.

Статутами Великого княжества Литовского были установлены требования к порядку подписания сделок: подписывает лицо, которое умеет писать и под печатями трёх или четырёх добрых людей знатского происхождения, проживающих на территории Великого княжества Литовского, что подтверждается статьёй 1 раздела 7: «А вед же кождый таковый продажу або дар свой тот хто продаеть або даруеть справившы первей на то запис под печатью своею и с подписом руки хто писати умееть и под печатми людей добрых трех албо чотырех, особ народу шляхетского веры годных в Великом князьстве Литовском оселых очевисте от того хто продаеть на то упрошоных. А где бы тот хто продаеть албо записуеть сам писати не умел, тогды печатников таковых до запису своего упросити маеть, которые бы пры печатех своих и руками властными, тот лист подписали, а потом сам очевисте перед нами господарем, або перед врядом нашим земским, где в котором повете тое именье лежить, або до которого суду прислухаеть сознати маеть»

Одновременно с судебной системой и системой органов центрального и местного самоуправления развивается и порядок фиксации сделок, что нашло своё закрепление в Статуте 1566 г. и продолжило своё закрепление в Статуте ВКЛ 1588 г. «Записовые» книги, которые велись во время действия норм Статута ВКЛ 1566г., использовались для записи законодательных актов, постановлений официальных органов, а также нотариальных действий. Должна была производиться запись в земские книги, в случае если такая запись не была произведена, то сделка не имеет силы, а лицо, на кого имущество было записано, не имеет право владеть им. В рассматриваемое время четко прослеживается тенденция к законодательному закреплению правил удостоверения всех документов.

Вышеизложенное позволяет утверждать о формировании нотариальной деятельности в период существования Великого княжества Литовского в рамках судебной системы. Несмотря на то, что нотариусов, как должностных лиц не существовало, имелся круг должностных лиц, осуществлявших нотариальные функции. Возможно, именно в этот период стали закладываться отличительные качества, которые присущи нотариусам: четкое соблюдение форм документов, предусмотренных законодательством, скрупулезность и точность в их составлении, придание документу юридической силы, т.е. особого доверия к документу, подписанному должностным лицом, который тем самым являлся гарантом соблюдения закона.


Возврат к записям автора

Возврат к списку

версия для печати