Консультативно-методический совет БНП

Консультативно-методический совет БНП

Правовая позиция Белорусской нотариальной палаты по отдельным вопросам общей совместной собственности супругов, расчета обязательной доли в наследстве, наследования имущества нетрудоспособными иждивенцами, отказа от наследства, определения долей в приватизированном жилом помещении и срока действия доверенности (опубликовано 18.03.2019)

Общая совместная собственность супругов

1. Возникает ли право общей совместной собственности у супругов на имущество, приобретенное в период брака одним из супругов на основании договора ренты, в том числе на основании договора пожизненного содержания с иждивением, если по условиям договора имущество под выплату ренты передается получателем ренты в собственность плательщика ренты бесплатно?

В соответствии с Кодексом Республики Беларусь о браке и семье (далее – КоБС) имущество, нажитое супругами в период брака, независимо от того, на кого из супругов оно приобретено либо на кого или кем из супругов внесены денежные средства, является их общей совместной собственностью (часть первая статьи 23); имущество, принадлежавшее супругам до вступления в брак, а также полученное ими в период брака в дар или в порядке наследования, является собственностью каждого из них (часть первая статьи 26).

Согласно статье 393 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) договор, по которому сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей, является возмездным. Безвозмездным признается договор, по которому одна сторона обязуется предоставить что-либо другой стороне без получения от нее платы или иного встречного предоставления. Договор предполагается возмездным, если из законодательства, содержания или существа договора не вытекает иное.

Договор ренты является возмездным, что обусловлено его правовой природой и вытекает из закрепленного в ГК понятия данного договора: по договору ренты одна сторона (получатель ренты) передает другой стороне (плательщику ренты) в собственность имущество, а плательщик ренты обязуется в обмен на полученное имущество периодически выплачивать получателю ренту в виде определенной денежной суммы либо предоставления средств на его содержание в иной форме.

В соответствии с пунктом 1 статьи 556 ГК имущество, которое отчуждается под выплату ренты, может быть передано получателем ренты в собственность плательщика ренты за плату или бесплатно.

 При передаче имущества за плату плательщик ренты, кроме периодических рентных платежей, обязан также уплатить и выкупную цену за имущество, размер которой устанавливается соглашением сторон. В данном случае речь идет о возможности установления в договоре уплаты дополнительного платежа, который нельзя рассматривать в качестве аванса в счет будущих рентных платежей.

Бесплатная передача имущества означает, что при переходе права собственности на передаваемое по договору ренты имущество не требуется уплаты за него какой-либо выкупной цены. Однако у нового собственника возникает обязательство по выплате рентных платежей, которые не рассматривается в качестве платы за передаваемое имущество. В итоге имущество передается бесплатно, что не означает безвозмездность договора ренты, по которому одна сторона передает имущество в собственность другой стороне, а в качестве встречного предоставления получает ренту (в денежной или иной форме).

Таким образом, договор ренты является возмездным независимо от того, предусмотрена в нем плата за передачу имущества или нет. Установленная пунктом 2 статьи 556 ГК возможность субсидиарного применения правил о купле-продаже (когда договором ренты предусматривается передача имущества за плату) или о договоре дарения (когда имущество передается бесплатно) не изменяет сущность договора ренты как возмездного договора.

Соответственно, имущество, приобретенное в период брака одним из супругов на основании договора ренты (в том числе на основании договора пожизненного содержания с иждивением), независимо от того, передано это имущество получателем ренты в собственность плательщика ренты за плату или бесплатно, является общей совместной собственностью супругов ввиду возмездного характера договора ренты.

 

2. При приобретении в собственность супругами недвижимого имущества в долях в рамках одного договора купли-продажи, является ли доля каждого из супругов общей совместной собственностью.

Кодекс Республики Беларусь о браке и семье (далее – КоБС) определяет общее правило, согласно которому имущество, нажитое супругами в период брака, независимо от того, на кого из супругов оно приобретено либо на кого или кем из супругов внесены денежные средства, является их общей совместной собственностью (часть первая статьи 23). Имущество, принадлежавшее супругам до вступления в брак, а также полученное ими в период брака в дар или в порядке наследования, является собственностью каждого из них (пункт 1 статьи 26 КоБС и пункт 2 статьи 259 ГК).

Изменение режима общей совместной собственности супругов возможно на основании заключения Брачного договора, поскольку пункт 1 статьи 23 КоБС определяет, что супруги имеют равные права владения, пользования и распоряжения имуществом, находящимся в их общей совместной собственности, если иное не предусмотрено Брачным договором.

Следует обратить внимание, что пункт 1 статьи 259 ГК также предусматривает, что имущество, нажитое супругами во время брака, находится в их совместной собственности, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества. В данной норме не указано, что в качестве договора, изменяющего режим общей совместной собственности супругов, может быть только Брачный договор. При этом, согласно пункту 2 статьи 391 ГК, если иное не предусмотрено законодательными актами, стороны могут заключать договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законодательством (смешанный договор). Однако положения ГК и КоБС необходимо применять с учетом установленного законодательством соотношения соответствующих норм.

Согласно части первой статьи 13 КоБС сторонами Брачного договора могут являться только супруги или лица, вступающие в брак, в связи с чем в таком договоре не может участвовать третий субъект (продавец). Поэтому заключение смешанного договора, содержащего условия Брачного договора и договора купли-продажи, невозможно как противоречащее законодательству.

Кроме того, семейные отношения, отвечающие признакам, указанным в частях первой и второй пункта 1 статьи 1 ГК, регулируются гражданским законодательством, если законодательством о браке и семье не предусмотрено иное (часть пятая пункта 1 статьи 1 ГК); гражданское законодательство Республики Беларусь применяется к семейным отношениям только в случае отсутствия регулирования этих отношений законодательством Республики Беларусь о браке и семье (часть вторая статьи 7 КоБС). Соответственно, нормы КоБС и ГК однозначно определяют приоритет семейного законодательства при регулировании семейных отношений, поскольку регулирование семейных отношений гражданским законодательством предусмотрено только в том случае, если законодательством о браке и семье не предусмотрено иное.

На этом основании необходимо комплексно толковать нормы пункта 1 статьи 23 КоБС и пункта 1 статьи 259 ГК, и с учетом приоритета норм семейного законодательства рассматривать в качестве договора, с помощью которого супруги могут изменить режим общей совместной собственности, только Брачный договор.

Таким образом, при отсутствии Брачного договора, в случае приобретения супругами в собственность недвижимого имущества в долях на основании договора купли-продажи, приобретенная каждым из супругов доля в общем имуществе будет принадлежать им на праве общей совместной собственности.

 

Обязательная доля в наследстве

3. При расчете обязательной доли должна ли определяться (и каким образом) стоимость наследуемого земельного участка, находящегося в пожизненном наследуемом владении наследодателя.

Согласно пункту 2 статьи 1064 ГК в обязательную долю засчитывается все, что наследник, имеющий право на такую долю, получает из наследства по какому-либо основанию, в том числе стоимость имущества, состоящего из предметов обычной домашней обстановки и обихода, и стоимость установленного в пользу такого наследника завещательного отказа. Следовательно, при расчете обязательной доли должна определяться стоимость всего наследственного имущества.

В соответствии со статьей 53 Кодекса Республики Беларусь о земле (далее – КоЗ) земельные участки, находящиеся в пожизненном наследуемом владении, наследуются по закону или по завещанию с учетом требований указанной статьи. При этом КоЗ не определяет особенности оценки земельных участков, находящихся на праве пожизненного наследуемого владения. Кадастровая стоимость как минимальная возможная оценка стоимости земельного участка, определена только в отношении возмездного отчуждения земельных участков, находящихся в частной собственности (часть пятая статьи 31 КоЗ).

Относительно земельных участков, находящихся в пожизненном наследуемом владении, по существу подлежит оценке само право пожизненного наследуемого владения. Поэтому при расчете обязательной доли следует принимать во внимание оценку, которая определена по соглашению между наследниками (при этом земельный участок может быть оценен ниже кадастровой стоимости, в отличие от земельного участка, принадлежащего наследодателю на праве собственности).

 

Наследование имущества нетрудоспособными иждивенцами

4. Нетрудоспособные иждивенцы наследодателя, призываемые к наследованию на основании пункта 1 статьи 1063 ГК вместе с наследниками одной из предшествующих очередей, наследуют не более одной четвёртой части наследства (если наследодатель не был обязан по закону их содержать).

В случае призвания к наследованию нескольких нетрудоспособных иждивенцев, указанная одна четвертая часть наследства причитается каждому из них или должна распределяться между всеми призванными к наследованию иждивенцами в равных долях?

В соответствии с нормами наследственного права нетрудоспособные иждивенцы составляют особую категорию наследников по закону. Условия призвания их к наследованию и определения причитающейся им доли в наследстве изложены в статье 1063 ГК.

Законодатель дифференцированно подходит к вопросу о праве нетрудоспособных иждивенцев на принятие наследства, связывая данный факт с наличием определенных обстоятельств, в зависимости от которых можно выделить следующие группы лиц рассматриваемой категории:

1) граждане, которые не входят в круг наследников той очереди, которая призывается к наследованию, однако относятся к числу наследников по закону, указанных в статьях 1058-1061 ГК («родные» нетрудоспособные иждивенцы – пункт 1 статьи 1063 ГК). Данные лица наследуют вместе с наследниками призываемой к наследованию очереди при наличии следующих условий: гражданин является нетрудоспособным на день открытия наследства; он не входит в круг наследников, призываемых по очередности наследования; не менее 1 года до смерти наследодателя находился на его иждивении независимо от того, проживал ли он совместно с наследодателем или отдельно.

Указанные нетрудоспособные иждивенцы наследуют не более одной четвертой части наследства. Однако, если наследодатель был обязан по закону их содержать, они наследуют наравне с наследниками этой очереди.

 2) граждане, которые не относятся ни к одной из очередей наследников, указанных в ГК («неродные» нетрудоспособные иждивенцы – пункт 2 статьи 1063 ГК). Отнесение их к числу наследников по закону связано с наличием следующих условий: нетрудоспособность лица на день открытия наследства; нахождение его на иждивении наследодателя не менее одного года до его смерти; обязательное совместное проживание с наследодателем не менее года до его смерти.

При наличии других наследников по закону указанные нетрудоспособные иждивенцы наследодателя наследуют вместе с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию, однако не более одной четвертой части наследства. При отсутствии у умершего других наследников они наследуют самостоятельно в равных долях.

Относительно причитающейся нетрудоспособным иждивенцам доли в наследственном имуществе необходимо обратить внимание, что в качестве общего правила статья 1063 ГК устанавливает предельный размер доли, которая может быть «изъята» у призываемых к наследованию наследников и передана нетрудоспособным иждивенцам – ¼ часть наследства. Исходя их смысла анализируемой нормы и на основе буквального толкования положений пункта 1 и 2 статьи 1063 ГК, согласно которым нетрудоспособные иждивенцы наследуют вместе с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию, однако не более одной четвертой части наследства, следует сделать вывод, что законодатель определил предельный размер доли в наследстве (¼ часть наследства) независимо от количества иждивенцев.

Также следует обратить внимание, что иной подход к решению данного вопроса может привести к невозможности реализации прав нетрудоспособных иждивенцев. В частности, если при наследовании количество нетрудоспособных иждивенцев составляет более четырех человек, то в этом случае передать каждому из них по ¼ части наследства объективно невозможно.

В сравнительном плане необходимо также отметить, что в некоторых случаях нормы ГК напрямую связывают долю наследника как нетрудоспособного иждивенца с тем размером доли, которая причиталась бы ему при наследовании по закону: согласно пункту 1 статьи 1064 ГК несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя, а также его нетрудоспособные супруг и родители наследуют независимо от содержания завещания не менее половины доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону (обязательная доля). В данном случае законодатель не устанавливает общий допустимый размер части наследства, который может быть передан указанным лицам, а определяет долю каждого из них.

Таким образом, статья 1063 ГК определяет, что по общему правилу предельный размер доли, которая может быть передана нетрудоспособным иждивенцам, составляет ¼ часть наследства. При наличии нескольких нетрудоспособных иждивенцев данная часть наследства подлежит распределению между ними в равных долях.

 

Отказ от наследства

5. В соответствии с частью первой пункта 1 статьи 1075 ГК при отказе от наследства наследник вправе указать, что он отказался от него в пользу других лиц из числа наследников по завещанию или наследников по закону любой очереди, в том числе тех, которые наследуют по праву представления.

Может ли в пользу наследника по завещанию, не относящегося к числу наследников по закону, отказаться другой наследник по завещанию либо наследник по закону? В случае, если такой отказ возможен, по какому основанию нотариус должен выдать такому наследнику свидетельство о праве на наследство?

На основании части первой пункта 1 статьи 1075 ГК отказ от наследства в пользу других лиц (направленный отказ) может быть совершен в пользу любого лица из числа наследников как по завещанию, так и по закону любой очереди, за исключением случаев, когда отказ от наследства в пользу другого лица не допускается в соответствии с частью второй пункта 1 статьи 1075 ГК. Соответственно, возможно совершение отказа от наследства в пользу наследника по завещанию, не входящего в круг наследников по закону, как другим наследником по завещанию, так и наследником по закону.

При оформлении наследственных прав наследника по завещанию, в пользу которого отказался наследник по закону или по завещанию, следует обратить внимание, что такой наследник будет одновременно наследовать по завещанию и ввиду направленного отказа в его пользу на основании положений части первой пункта 1 статьи 1075 ГК по закону.

  

Определение долей в приватизированном жилом помещении

6. Могут ли участники приватизации жилого помещения в случае отсутствия сведений об их вкладе в приватизацию жилого помещения (жилищной квоте, доплате), заключить соглашение о том, что доли в приватизированном жилом помещении являются равными (или определить доли в ином соотношении) либо причитающиеся участникам приватизации доли в приватизированном жилом помещении должны определяться в судебном порядке исходя из их вклада в приватизацию жилого помещения.

Согласно Закону Республики Беларусь «О приватизации жилищного фонда в Республике Беларусь» (утратившему силу с 1 марта 2013 года в связи с принятием Жилищного кодекса Республики Беларусь (далее – ЖК)) члены семьи, участвующие в приватизации жилого помещения, имеют право собственности на соответствующую их участию долю в приватизированном жилом помещении.

В настоящее время вопросы приватизации жилых помещений регулируются ЖК (статья 1). В соответствии со статьей 137 ЖК члены семьи, участвующие в приватизации жилого помещения, вправе требовать признания за ними права собственности на соответствующую их участию долю в приватизированном жилом помещении. Поэтому для определения доли участника приватизации существенное значение имеет вопрос установления размера его участия в приватизации.

Иногда в решениях о приватизации жилых помещений и составленных на их основе договорах приватизации указывается лишь общее количество лиц, участвующих в приватизации (без их идентификации) и общая сумма жилищной квоты, вложенной в приватизацию всеми участниками приватизации, а при денежной доплате – общая сумма доплаты. Поэтому применительно к данной ситуации при удостоверении соглашений об определении долей в приватизированных квартирах сложилась практика, в соответствии с которой нотариусы дополнительно истребуют из компетентных органов информацию о конкретных участниках приватизации и размере вложенных каждым из них жилищных квот, а также информацию о размере доплаты за приобретаемое жилое помещение, внесенной каждых из участников.

Однако нотариальная практика показала, что не во всех случаях возможно получение необходимой информации ввиду отсутствия соответствующих документов. В данной ситуации при удостоверении соглашений об определении долей в приватизированных квартирах следует использовать положения пункта 1 статьи 247 ГК: если размер долей участников долевой собственности не может быть определен на основании акта законодательства и не установлен соглашением всех его участников, доли считаются равными.

Таким образом, если при определении долей участников приватизации отсутствует информация о размере жилищных квот или денежных средств, внесенных каждым из субъектов, установление долей в праве общей долевой собственности возможно на основании соглашения участников приватизации (в котором они могут согласовать как равный, так и иной размер долей).

 

Срок действия доверенности

7. С какой даты начинает течь срок действия доверенности – с даты ее удостоверения либо с даты вступления в силу.

В соответствии с пунктом 1 статьи 186 ГК доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому для представительства перед третьими лицами, удостоверенное в предусмотренном указанной статьей порядке.

Статьей 187 ГК установлено, что срок действия доверенности не может превышать трех лет. Данная норма не устанавливает, с какого момента исчисляется трехлетний срок, поскольку определение этого момента зависит от того, установлен в доверенности срок вступления ее в силу или нет.

Согласно пункту 6 статьи 186 ГК доверенность вступает в силу со дня ее совершения либо удостоверения, когда оно требуется, если более поздний срок вступления в силу не предусмотрен доверенностью. Соответственно, возможно два варианта: если срок (момент) вступления в силу не определен в доверенности, то она вступает в силу со дня ее совершения либо удостоверения; если срок (момент) вступления в силу определен в доверенности, то она вступает в силу с указанного в доверенности момента.

Таким образом, в данной норме установлено общее правило определения момента вступления доверенности в силу: если в доверенности нет специальных положений о моменте вступления ее в силу, то доверенность вступает в силу с момента ее совершения либо удостоверения. При этом ГК не содержит ограничений относительно предельно допустимого срока, который может быть установлен между моментом совершения либо удостоверения доверенности, и предусмотренным в доверенности моментом вступления ее в силу.

На этом основании срок действия доверенности охватывает период с момента начала действия (вступления в силу) до момента истечения срока действия доверенности и всегда начинает течь с даты вступления доверенности в силу. Такая дата может быть специально определена в доверенности (на основании пункта 6 статьи 186 ГК), а при отсутствии в доверенности специальной оговорки – совпадает с датой совершения либо удостоверения доверенности.  

 

8. Может ли срок действия доверенности, выданной в порядке передоверия в Республике Беларусь, превышать три года, если основная доверенность оформлена за границей (например, в Российской Федерации) и срок ее действия составляет 10 лет?

В соответствии со статьей 8 Конституции Республики Беларусь, Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства. Согласно пункту 1 статьи 1093 ГК право, подлежащее применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо осложненным иным иностранным элементом, определяется на основании Конституции Республики Беларусь, ГК, иных законодательных актов, международных договоров Республики Беларусь и не противоречащих законодательству Республики Беларусь международных обычаев.

При оформлении доверенности в порядке передоверия на основе доверенности, выданной за пределами Республики Беларусь, необходимо обратить внимание на следующие моменты: срок действия основной доверенности и коллизионная норма, подлежащая применению при совершении передоверия на территории Республики Беларусь.

Определяя применимое право следует иметь ввиду, что национальные коллизионные нормы, содержащиеся в ГК и иных актах законодательства, применяются только при отсутствии соответствующих норм в международных договорах Республики Беларусь (в том числе договорах о правовой помощи и правовых отношениях).

Согласно статье 40 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (заключена в г. Минске 22.01.1993 г.) форма и срок действия доверенности определяются по законодательству Договаривающейся Стороны, на территории которой выдана доверенность. В соответствии со статьей 43 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (заключена в г. Кишиневе 07.10.2002 г.) форма и срок действия доверенности определяются по законодательству Договаривающейся Стороны, на территории которой она выдана. Такая доверенность с нотариально заверенным переводом на язык Договаривающейся Стороны, на территории которой она будет использоваться, либо на русский язык принимается на территориях других Договаривающихся Сторон без какого-либо специального удостоверения. Статья 1117 ГК также устанавливает, что форма и срок действия доверенности определяются по праву страны, где выдана доверенность.

Таким образом, первоначально следует определить применимое право относительно срока действия основной доверенности – это право страны, где была выдана доверенность. В частности, на основании статьи 186 Гражданского кодекса Российской Федерации, при выдаче доверенности представляемый вправе установить любой срок ее действия, поскольку действующим законодательством Российской Федерации ограничение такого срока не предусмотрено (Федеральным законом от 07 мая 2013 г. № 100-ФЗ исключена норма о предельном сроке действия доверенности в 3 года). Соответственно, в отношении доверенности, выданной в Российской Федерации, следует установить соответствие формы и срока действия доверенности российскому законодательству. При этом не применяются нормы материального права Республики Беларуси (в частности, не имеет значения, истек бы предельный трехлетний срок действия данной доверенности с точки зрения ГК или истекает в ближайшее время). Доверенность, выданная в иностранном государстве, форма или срок действия которой не соответствует законодательству Республики Беларусь, но соответствует законодательству страны ее выдачи, является действительной.

В отношении оформления доверенности в порядке передоверия форма и срок действия доверенности также определяются по праву страны, где выдана доверенность – в приведенной ситуации это право Республики Беларусь. Поэтому применительно к сроку действия данной доверенности следует использовать нормы материального права Республики Беларусь. В частности, положения статьи 186 ГК: срок действия доверенности не может превышать трех лет; если срок действия в доверенности не указан, она сохраняет силу в течение одного года со дня ее совершения; доверенность, в которой не указана дата ее совершения, ничтожна; удостоверенная нотариусом доверенность, предназначенная для совершения действий за границей и не содержащая указания о сроке ее действия, сохраняет силу до ее отмены лицом, выдавшим доверенность. Соответственно, при выдаче доверенности в порядке передоверия следует соблюдать определенный ГК в качестве общего правила предельный срок ее действия – 3 года, несмотря на то, что срок действия основной доверенности может быть более длительным.

Таким образом, форма и срок действия основной доверенности, выданной в иностранном государстве, устанавливаются по праву этого государства, а форма и срок действия доверенности, выданной в порядке передоверия – по праву Республики Беларусь, на основании чего срок действия доверенности, выданной в порядке передоверия в Республике Беларусь, не должен превышать три года (за исключением случаев, предусмотренных законодательством).


Правовая позиция Белорусской нотариальной палаты по отдельным вопросам нотариальной деятельности (опубликовано 31.10.2018)

Отчуждение доли в праве собственности на жилое помещение

1. Необходимо ли при удостоверении договора отчуждения доли в праве собственности на жилое помещение истребовать согласие зарегистрированных в жилом помещении членов семьи (бывших членов семьи) собственника отчуждаемой доли, если указанные лица являются участниками общей долевой собственности на жилое помещение, в том числе и в случае возмездного отчуждения доли в праве общей долевой собственности постороннему лицу, когда условия, установленные пунктом 2 статьи 253 Гражданского кодекса Республики Беларусь соблюдены?

Собственник жилого помещения осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему жилым помещением в соответствии с его назначением.

 Согласно статье 275 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) члены семьи собственника, проживающего в принадлежащем ему жилом помещении, имеют право пользования этим помещением на условиях, предусмотренных жилищным законодательством (пункт 1). Переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу не является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не предусмотрено жилищным законодательством (пункт 2).

В ситуации, когда участник общей долевой собственности на жилое помещение является также членом (бывшим членом) семьи другого участника общей долевой собственности, у данного субъекта возникает комплекс различных прав и обязанностей: во-первых, права и обязанности собственника (как участника общей долевой собственности); во-вторых, права и обязанности члена (бывшего члена) семьи другого участника общей долевой собственности. Для реализации соответствующих прав и охраны интересов управомоченных субъектов законодательством предусмотрены различные механизмы осуществления данных прав. Поэтому соблюдение норм статьи 253 ГК о преимущественном праве покупки доли в праве общей собственности не исключает необходимости соблюдения положений, предусмотренных для реализации прав членов (бывших членов) семьи собственника.

Относительно прав и обязанностей членов (бывших членов) семьи собственника следует отметить, что ранее действовавший Жилищный кодекс Республики Беларусь 1999 года содержал прямую норму, предусматривающую необходимость получения согласия членов семьи собственника жилого помещения на отчуждение жилого помещения: «При отчуждении или залоге жилого помещения требуется согласие всех совершеннолетних членов семьи собственника жилого помещения, проживающих совместно с ним и имеющих право пользования жилым помещением» (часть 3 статьи 123).

Действующий Жилищный кодекс Республики Беларусь 2012 года (далее – ЖК) не содержит аналогичной нормы, однако необходимость получения согласия совершеннолетних членов семьи собственника на отчуждение жилого помещения вытекает из следующих положений: члены, бывшие члены семьи собственника жилого помещения, граждане, проживающие в жилом помещении, предоставленном по завещательному отказу или на основании договора пожизненного содержания с иждивением, и давшие согласие на продажу жилого помещения, не указанные в договоре купли-продажи как граждане, за которыми сохраняется право владения и пользования жилым помещением, при переходе права собственности подлежат выселению по требованию нового собственника без предоставления другого жилого помещения (пункт 4 статьи 75 ЖК); члены, бывшие члены семьи бывшего собственника жилого помещения, проживающие в этом жилом помещении и давшие согласие на отчуждение или залог жилого помещения и не указанные в соответствующем договоре в числе лиц, за которыми при переходе права собственности сохраняется право владения и пользования жилым помещением, в случае отказа освободить жилое помещение по требованию нового собственника подлежат выселению в судебном порядке без предоставления другого жилого помещения (пункт 7 статьи 157 ЖК) – в отношении членов, бывших членов семьи собственника жилого помещения, не имеющих доли в праве общей собственности на это жилое помещение.

Поскольку жилищное законодательство не предусматривает специальных правил относительно прав участников общей долевой собственности и членов (бывших членов) их семьи при отчуждении одним из сособственников доли в праве собственности на жилое помещение, подлежат применению общие положения жилищного и гражданского законодательства, регулирующие соответствующие отношения.

Также следует обратить внимание, что пунктом 22.18.1. Перечня административных процедур, осуществляемых государственными органами и иными организациями по заявлениям граждан, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 26 апреля 2010 года № 200 «Об административных процедурах, осуществляемых государственными органами и иными организациями по заявлениям граждан» для удостоверения договоров отчуждения жилого дома, дачи, садового домика, гаража, других капитальных строений с земельным участком и без земельного участка, квартир, иных изолированных помещений, машино-мест, земельных участков, в том числе долей в праве собственности на них, среди необходимых документов указано письменное согласие совершеннолетних членов, бывших членов семьи собственника жилого помещения, проживающих в жилом помещении.

Таким образом, при отчуждении доли в праве общей собственности на жилое помещение получение согласия членов (бывших членов) семьи данного собственника, также являющихся участниками общей долевой собственности на жилое помещение, необходимо.

 Распоряжение раздельным имуществом супругов

2. Должен ли нотариус истребовать согласие супруга собственника на отчуждение имущества, приобретенного до вступления в брак, если в период брака погашался кредит, предоставленный на приобретение этого имущества, либо оплачивалась стоимость такого имущества, проданного в рассрочку?

В соответствии с пунктом 2 статьи 256 ГК распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершена сделка по распоряжению имуществом; это правило не распространяется на недвижимое имущество, для распоряжения которым необходимо письменное согласие всех участников совместной собственности. Соответственно, согласие всех участников (которое предполагается независимо от того, кем из участников совершена сделка по распоряжению имуществом, либо должно быть ясно выражено при отчуждении недвижимого имущества), требуется при распоряжении только имуществом, находящимся в совместной собственности. Данное требование о наличии согласия не может применяться в отношении раздельной собственности супругов.

Согласно п. 18 Инструкции о порядке совершения нотариальных действий, утвержденной постановлением Министерства юстиции Республики Беларусь от 23.10.2006 г. № 63 (далее – Инструкция), при удостоверении договоров об отчуждении и о залоге имущества нотариус выясняет факт нахождения имущества в общей собственности (совместной или долевой), для чего истребует документ, позволяющий установить участников общей собственности. Кроме того, нотариус удостоверяет договоры об отчуждении и о залоге имущества, находящегося в совместной собственности супругов, с учетом требований, установленных статьей 256 ГК (пункт 19 Инструкции).

Согласно статье 26 Кодекса Республика Беларусь о браке и семье (далее – КоБС) имущество, принадлежавшее супругам до вступления в брак, а также полученное ими в период брака в дар или в порядке наследования, является собственностью каждого из них.

Таким образом, поскольку имущество, принадлежавшее супругам до вступления в брак, не является общей совместной собственностью супругов, письменное согласие супруга собственника, отчуждающего такое имущество, не требуется.

Следует также обратить внимание на необоснованность попыток применения к изложенной в вопросе ситуации норм части 3 статьи 26 КоБС, согласно которым имущество каждого из супругов может быть признано их общей совместной собственностью, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или личного имущества другого супруга были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция и т.п.).

Во-первых, необходимым условием признания общей совместной собственностью имущества, принадлежащего одному из супругов, является значительное увеличение стоимости такого имущества, что не происходит при погашении кредита или оплате в рассрочку.

Во-вторых, признание имущества одного из супругов общей совместной собственностью осуществляется в судебном порядке. Законодательством не предусмотрено изменение правового режима собственности одного из супругов на общую совместную собственность по соглашению сторон.

На этом основании погашение значительной части кредита, а также оплата в период брака за счет общих денежных средств или личных денежных средств другого супруга значительной части стоимости имущества, проданного в рассрочку, не могут выступать основаниями применения нотариусами норм об общей совместной собственности супругов при удостоверении сделок по распоряжению таким имуществом.

Приватизация жилого помещения супругами

3. Являются ли общей совместной собственностью доли в праве собственности на жилое помещение, приватизированное супругами в соответствии со статьей 140 Жилищного кодекса Республики Беларусь (безвозмездно либо безвозмездно + приватизация на общих основаниях части жилого помещения, превышающего площадь, переданную безвозмездно)?

Нормы о приватизации жилых помещений содержатся в главе 23 Жилищного кодекса Республики Беларусь (далее – ЖК). Статья 139 ЖК определят общие основания и условия приватизации (на возмездной, безвозмездной либо смешанной основе), а статья 140 ЖК предусматривает особенности приватизации на льготных условиях в отношении определенных категорий лиц. Соответственно, условия безвозмездной передачи имущества (которая возможна на основании норм обеих статей) и права участников приватизации в отношении такого имущества отличаются в зависимости от того, осуществляется приватизации на основании статьи 139 или 140 ЖК.

Правила определения прав супругов при приватизации жилого помещения определены статьей 137 ЖК: жилое помещение (доля в праве собственности на жилое помещение), приватизированное совместно проживающими супругами, является их общей совместной собственностью, если оба супруга участвуют в приватизации этого жилого помещения (в том числе путем вложения денежных средств, принадлежащих им на праве общей совместной собственности). Эти правила применяются при приватизации на общих основаниях в соответствии со статьей 139 ЖК.

При осуществлении приватизации на льготных условиях статьей 140 ЖК установлены специальные правила относительно определения прав участников приватизации. При этом данная статья не предусматривает специальных оговорок по поводу особенностей применения этих правил к супругам как участникам приватизации на льготных условиях. Соответственно, права супругов при льготной приватизации определяются не на основании статьи 137 ЖК, а в соответствии с правилами, установленными для участников приватизации частью первой пункта 2 статьи 140 ЖК: жилые помещения, приватизируемые на льготных условиях (с учетом жилищной квоты, суммы квот), передаются участникам приватизации в равных долях, то есть в общую долевую, не совместную собственность.

Однако следует обратить внимание, что часть вторая пункта 2 статьи 140 ЖК предусматривает, что часть жилых помещений, которая превышает общую площадь жилых помещений, передаваемых безвозмездно, приватизируется на общих основаниях. При этом доля участия в приватизации денежными средствами определяется по соглашению между участниками приватизации. Соответственно, в случае сочетания приватизации на льготных условиях и на общих основаниях в отношении приватизации на общих основаниях следует применять общие положения статьи 139 ЖК с учетом одной особенности – доля участия в приватизации денежными средствами определяется по соглашению между участниками приватизации.

Таким образом, при осуществлении приватизации всего жилого помещения на льготных условиях (на основании статьи 140 ЖК), в том числе супругами, жилое помещение передается участникам приватизации в равных долях (применительно к супругам режим общей совместной собственности не возникает).

Если же часть жилого помещения приватизируется супругами (или одним из них) на льготных условиях, а часть – на общих основаниях, то при определении прав супругов относительно второй части следует применять статьи 139 и 137 ЖК. На основании данных норм в случае совместного проживания супругов и участия в приватизации обоих супругов (в данном случае это возможно только путем вложения денежных средств, принадлежащих им на праве общей совместной собственности) соответствующая часть жилого помещения является их общей совместной собственностью.

Отмена доверенности, выданной в порядке передоверия

4. Кто может отменить доверенность, выданную в порядке передоверия: и представляемый и представитель по основной доверенности, либо только представляемый по основной доверенности,

Лично-доверительный (фидуциарный) характер отношений между представляемым (лицом, выдавшим доверенность) и представителем (лицо, которому выдана доверенность) определяет возможность данных лиц в любое время отказаться от участия в этих отношениях, на основании чего статья 189 ГК предусматривает в качестве оснований прекращения доверенности отмену доверенности лицом, выдавшим ее и отказа лица, которому выдана доверенность.

По общему правилу, лицо, которому выдана доверенность, должно лично совершать те действия, на которые оно уполномочено. Оно может передоверить их совершение другому лицу с соблюдением условий, предусмотренных статьями 188 и 866 ГК.

Возможность отмены доверенности, выданной в порядке передоверия, представителем по основной доверенности как лицом, выдавшим доверенность в порядке передоверия, предусмотрена подпунктом 2 пункта 1 статьи 189: действие доверенности прекращается вследствие отмены доверенности лицом, выдавшим ее.

Правом отмены доверенности, выданной в порядке передоверия, обладает также представляемый по основной доверенности. Данное правомочие не только вытекает из сущности отношений представительства, в рамках которых на основе действий представителя правовые последствия возникают непосредственно у представляемого, но и прямо предусмотрено положениями пункта 2 статьи 189 ГК: лицо, выдавшее доверенность, может во всякое время отменить доверенность или передоверие.

Взыскание задолженности по плате за жилищно-коммунальные услуги

5. Может ли задолженность по плате за жилищно-коммунальные услуги, пени в связи с такой задолженностью, образовавшаяся при жизни умершего собственника (нанимателя) жилого помещения, быть взыскана на основании исполнительной надписи с проживающих совместно с ним членов его семьи на основании статей 29, 33 Жилищного кодекса Республики Беларусь, либо она подлежит взысканию только с наследников данного лица, в порядке, предусмотренном статьей 1086 Гражданского кодекса Республики Беларусь?

В соответствии со статьей 29 ЖК собственники жилых и (или) нежилых помещений, наниматели жилых помещений, обязаны вносить плату за жилищно-коммунальные услуги. Обязанность внесения платы за жилищно-коммунальные услуги в соответствии с договорами на оказание жилищно-коммунальных услуг, а также в случае отказа от заключения договора на оказание основных жилищно-коммунальных услуг или договора найма жилого помещения государственного жилищного фонда, возникает: у собственника жилого и (или) нежилого помещений – со дня возникновения права собственности на эти помещения; у нанимателя – со дня заключения договоров найма.

При неисполнении обязанности по внесению платы за жилищно-коммунальные услуги формируется задолженность, порядок погашения которой определен пунктом 2 статьи 33 ЖК: взыскание задолженности по плате за жилищно-коммунальные услуги и (или) плате за пользование жилым помещением производится на основании исполнительных надписей нотариусов, а при наличии спора – в судебном порядке.

Кроме собственников или нанимателей жилых помещений, солидарную ответственность по задолженности по плате за жилищно-коммунальные услуги несут совершеннолетние дееспособные члены, бывшие члены семьи собственника жилого помещения частного жилищного фонда, нанимателя жилого помещения государственного жилищного фонда, проживающие в этом жилом помещении, с даты вселения в жилое помещение (если иное не установлено письменным соглашением о порядке пользования жилым помещением).

Однако пунктом 4 статьи 33 ЖК предусмотрена особая ситуация, при которой невозможно применение общих положений об оплате задолженности по плате за жилищно-коммунальные услуги – в случае принятия наследства задолженность по плате за жилищно-коммунальные услуги и (или) плате за пользование жилым помещением погашают наследники в порядке, установленном статьей 1086 ГК.

Данный подход обусловлен необходимостью определения, прежде всего, размера задолженности наследодателя для ее включения в состав наследства, и последующего определения размера ответственности каждого из наследников в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

На этом основании, в случае смерти собственника (нанимателя) взыскание задолженности по плате за жилищно-коммунальные услуги, пени в связи с такой задолженностью, образовавшейся при жизни умершего собственника (нанимателя) жилого помещения, подлежат применению специальные положения пункта 4 статьи 33 ЖК, поэтому указанная задолженность не может быть взыскана на основании исполнительной надписи нотариуса. 


Правовая позиция Белорусской нотариальной палаты  по отдельным вопросам наследования имущества, общей совместной собственности супругов, а также заключения Брачного договора (утверждено протоколом заседания правления БНП от 18.12.2017 №12)

Наследование

1. Отказ от обязательной доли в наследстве: означает ли отказ от обязательной доли в наследстве отказ от всего наследства по закону, или же наследник на обязательную долю в наследстве вправе не выделять ее из завещанного имущества (например, подав заявление о том, что с содержанием завещания он ознакомлен и выделять причитающуюся ему обязательную долю не будет) и наследовать не завещанное имущество по закону.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя, а также его нетрудоспособные супруг и родители наследуют независимо от содержания завещания не менее половины доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону (обязательная доля).

Согласно пункту 2 статьи 1064 ГК в обязательную долю засчитывается все, что наследник, имеющий право на такую долю, получает из наследства по какому-либо основанию, в том числе стоимость имущества, состоящего из предметов обычной домашней обстановки и обихода, и стоимость установленного в пользу такого наследника завещательного отказа. Обязательная доля выделяется из незавещанной части имущества, а если его недостаточно, то и за счет завещанного имущества. Данной статьей также установлены основания и порядок уменьшения размера обязательной доли.

В соответствии с пунктом 12 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 21 декабря 2001 г. № 16 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о наследовании» (далее – постановление № 16) к нетрудоспособным относятся: лица, в соответствии со ст. 11 Закона Республики Беларусь от 17 апреля 1992 г. «О пенсионном обеспечении» имеющие право на получение пенсии по возрасту на общих основаниях; инвалиды I, II и III групп независимо от того, назначена ли им пенсия по возрасту или инвалидности, а также лица, не достигшие 18 лет.

Согласно пункту 11 постановления № 16 наследование по закону имеет место лишь тогда, когда завещание отсутствует либо определяет судьбу не всего наследства, а также в иных случаях, установленных ГК и принятыми в соответствии с ним другими актами законодательства. В частности, независимо от содержания завещания в соответствии со статьей 1064 ГК наследуют по закону наследники, имеющие право на обязательную долю. Размер обязательной доли установлен законом, поэтому завещатель не вправе его изменить либо иным образом повлиять на наследственные права наследников в отношении этой доли. При этом уменьшение размера обязательной доли возможно только по решению суда в случаях, когда осуществление права на нее повлечет невозможность передать наследнику по завещанию имущество, которым наследник, имеющий право на обязательную долю, при жизни наследодателя не пользовался, а наследник по завещанию пользовался для проживания или использовал в качестве основного источника получения средств к существованию, и обязательно с учетом имущественного положения наследника, имеющего право на обязательную долю (часть 3 пункта 2 статьи 1064 ГК). Кроме того, при определении обязательной доли необходимо учитывать всех наследников по закону, которые были бы призваны к наследованию, независимо от принятия ими наследства, и исходить из всего состава наследственного имущества.  На основании требований части 2 пункта 2 статьи 1064 ГК и принципа свободы завещания (статья 1041 ГК) обязательную долю следует выделять, прежде всего, из незавещанной части имущества, даже если это приведет к уменьшению прав на эту часть имущества других наследников по закону, и только при его недостаточности обязательная доля может выделяться за счет завещанного имущества.

Таким образом, исходя из норм главы 71 ГК, наследование обязательной доли представляет собой особый случай наследования по закону, при котором интересы отдельных категорий наследников обеспечены более, чем интересы иных наследников по закону. Соответственно, при наличии поданного наследником на обязательную долю заявления о выдаче свидетельства о праве на наследство по закону отсутствует необходимость в подаче отдельного заявления о выдаче свидетельства о праве на наследство на обязательную долю.

Вместе с тем, в соответствии со статьей 1074 ГК наследник вправе отказаться от наследства в течение срока, установленного для принятия наследства. При этом отказ от части причитающегося наследнику наследства не допускается. Но если наследник призывается к наследованию и по завещанию, и по закону, он вправе отказаться от наследства, причитающегося ему по одному из оснований либо по обоим основаниям.

На основании вышеизложенного наследник, имеющий право на обязательную долю, вправе отказаться от обязательной доли, однако такой отказ от обязательной доли будет являться отказом от наследства по закону и повлечет утрату наследником, имеющим право на обязательную долю, возможности получить какое-либо наследственное имущество по закону.

Вместе с тем, следует обратить внимание, что в теории гражданского права бесспорной считается возможность отказа наследника от обязательной доли в наследстве. Причем такой отказ не означает отказ от наследования по закону в целом, а только от получения обязательной доли, право на которую возникает при наличии предусмотренной законом совокупности юридических фактов. В частности, данный подход нашел отражение в пункте 30 Методических рекомендаций по оформлению наследственных прав, утвержденных Решением Правления Федеральной нотариальной палаты Российской Федерации от 27-28 февраля 2007 г. (протокол № 02/07):

«Наследнику, имеющему право на обязательную долю в наследстве, нотариус разъясняет его право на получение причитающейся ему по закону указанной обязательной доли наследства. Наследник, имеющий право на обязательную долю в наследстве, вправе отказаться от получения свидетельства о праве на обязательную долю в наследстве. В этом случае он подает заявление нотариусу о том, что с содержанием завещания он ознакомлен, его право на обязательную долю в наследстве ему разъяснено, но он не претендует на получение обязательной доли. Он вправе также просить выдать ему свидетельство о праве на обязательную долю в наследстве в меньшем размере, чем предусмотрено законом, причитающейся ему доли. Такие заявления от законных представителей несовершеннолетних, недееспособных или ограниченно дееспособных обязательных наследников могут быть приняты только при наличии согласия органов опеки и попечительства (ст. 37 ГК РФ). При отказе обязательного наследника от получения свидетельства о праве на обязательную долю в наследстве либо при получении свидетельства на обязательную долю в наследстве в меньшем размере он вправе получить свидетельство о праве на наследство по имеющимся иным основаниям».

С учетом действующих норм гражданского законодательства Республики Беларусь, применение аналогичного подхода к решению вопросов наследования обязательной доли представляется затруднительным без соответствующей корректировки норм ГК относительно оснований наследования и призвания к наследованию.

2. Каким образом происходит приращение наследственных долей при наследовании по праву представления – доля отпавшего наследника по праву представления переходит только к остальным наследникам по праву представления (или к единственному такому наследнику) либо распределяется между всеми наследниками, включая наследников, призванных к наследованию не по праву представления.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1062 ГК в случаях, предусмотренных пунктом 2 статьи 1057пунктом 2 статьи 1058 и пунктом 2 статьи 1060 ГК, доля наследника по закону, умершего до открытия наследства или одновременно с наследодателем, переходит по праву представления к его соответствующим потомкам и делится между ними поровну.

Общая суть правил о наследовании по праву представления такова: в случаях, когда лицо, которое было бы призвано к наследованию в качестве наследника, умерло до открытия наследства (до смерти наследодателя или одновременно с ним), причитавшаяся ему по закону доля в наследстве переходит к его соответствующим потомкам и делится между ними поровну. Наследники по праву представления не наследуют в равных долях с другими наследниками по закону соответствующей очереди. Они наследуют лишь ту долю в наследстве, которая причиталась наследнику по закону, которого они «представляют».

Согласно части первой пункта 1 статьи 1077 ГК если наследник не примет наследство, откажется от наследства без указания другого наследника, в пользу которого он отказывается, будет отстранен от наследования по основаниям, указанным в статье 1038 ГК как недостойный наследник, либо вследствие признания завещания недействительным, то часть наследства, которая причиталась бы такому отпавшему наследнику, поступает к наследникам по закону, призванным к наследованию, и распределяется между ними пропорционально их наследственным долям. Положения данной статьи следует применять в совокупности со специальными нормами, определяющими особенности наследования по праву представления (статья 1062 ГК).

Наследники по праву представления выступают в наследственных отношениях как потомки соответствующего наследника по закону, на основании чего наделяются самостоятельным правом прямого непосредственного наследования в имуществе наследодателя, однако в рамках той доли, которая причиталась бы при наследовании по закону их умершему родителю. С открытием наследства у наследников по праву представления, как и у других наследников, возникает самостоятельное право наследования как право на принятие наследства и отказ от наследства. При этом закон исходит из того, что долю умершего наследника по закону должны получить его потомки, следовательно, при отпадении одного из наследников по праву представления его доля должна переходить к оставшимся наследникам по праву представления – потомкам наследника.

Соответственно, если наследник по праву представления не примет наследство, откажется от наследства без указания другого наследника, в пользу которого он отказывается, будет отстранен от наследования как недостойный наследник, то доля, переходящая по праву представления к соответствующим потомкам наследодателя, делится поровну между оставшимися наследниками по праву представления либо переходит к единственному такому наследнику, принявшему наследство, и лишь при их отсутствии переходит к иным наследникам наследодателя согласно правилам приращения наследственных долей.

3. В случае смерти обоих супругов (бывших супругов) изменится ли порядок наследования недвижимого имущества в зависимости от того, умерли супруги (бывшие супруги) одновременно либо первоначально умер титульный или нетитульный собственник, а затем – другой супруг (бывший супруг).

Инструкция о порядке совершения нотариальных действий, утвержденная постановлением Министерства юстиции Республики Беларусь от 23 октября 2006 года № 63 (далее – Инструкция), не определяет особенности оформления наследственных прав в случае смерти обоих супругов (одновременно или последовательно – если после смерти первого супруга право на имущество не оформлялось в установленном порядке), в связи с чем в нотариальной практике возникают сложности с определением состава наследства и выдачей наследникам свидетельств о праве на наследство.

Согласно статье 87 Закона Республики Беларусь от 18 июля 2004 года № 305-З «О нотариате и нотариальной деятельности» (далее – Закон о нотариате) нотариус по письменному заявлению супругов выдает одному из них или обоим супругам свидетельство о праве собственности на долю в имуществе, нажитом супругами в период брака (далее – свидетельство о праве собственности). В случае смерти супруга (бывшего супруга) свидетельство о праве собственности выдается нотариусом пережившему супругу (бывшему супругу) по его письменному заявлению. По письменному заявлению наследников, принявших наследство, и с письменного согласия пережившего супруга (бывшего супруга) свидетельство о праве собственности может быть выдано нотариусом на имя умершего супруга (бывшего супруга). Соответственно, в случае смерти обоих супругов свидетельство о праве собственности не может выдано.

Относительно возможности выдачи свидетельства о праве на наследство применительно к ситуации, описанной в вопросе, в нотариальной практике до недавнего времени преимущественно применялся подход, базирующийся на следующем. Согласно пункту 1 статьи 1034 ГК смерть участника общей совместной собственности является основанием для определения его доли в такой собственности и раздела общего имущества либо выдела из него доли умершего участника в порядке, установленном статьей 255 ГК. При этом имела место позиция, что при смерти одного из супругов изменение состава наследства (с целого на одну вторую долю) происходит только в том случае, если переживший супруг предъявит требование о выделе доли – получит свидетельство о праве собственности (о выдаче которого уведомляются наследники) или даст согласие на выдачу наследникам свидетельства о праве собственности на имя умершего. Действующее законодательство не предоставляет право нотариусу определять доли в соответствии со статьей 255 ГК, такое определение долей предусмотрено по инициативе участников общей долевой собственности. На этом основании делался вывод, что закон связывает реализацию права пережившего супруга и определение доли, причитающейся умершему супругу, только с волеизъявлением пережившего супруга. Соответственно, если переживший супруг не обращается к нотариусу и не подает заявления о выдаче свидетельства о праве собственности (не дает согласия на выдачу свидетельства о праве собственности на имя умершего супруга), нотариус не может совершить никаких действий, кроме вынесения постановления об отказе в выдаче свидетельства о праве на наследство, и разъясняет наследнику, что вопрос о наследстве может быть решен только в суде в исковом порядке. Свидетельство о праве на наследство на долю в общем имуществе супругов в данной ситуации не выдается и открытой супружеская доля пережившего супруга не остается, так как здесь, возможно, нет подтверждения бесспорности (например, при наличии заключенного брачного договора). На основании изложенного в случае смерти обоих супругов (как одновременно, так и последовательно – если после смерти первого супруга право на имущество не оформлялось в установленном порядке), поскольку на основании норм статьи 1034 ГК нотариус не вправе определить долю наследодателя в общем имуществе супругов, нотариусы разъясняли обратившимся гражданам, что наследники могут реализовать право наследования только путем обращения в суд.

В настоящее время в нотариальной практике получил закрепление наиболее обоснованный подход, сущность которого заключается в возможности использования нотариусами на основании представленных документов презумпции принадлежности супругам на праве общей совместной собственности имущества, приобретенного в период брака (при отсутствии иных соглашений между ними), и презумпции равенства долей супругов в общей совместной собственности. Первая презумпция закреплена в положениях статьи 23 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье (далее – КоБС) (имущество, нажитое супругами в период брака, независимо от того, на кого из супругов оно приобретено либо на кого или кем из супругов внесены денежные средства, является их общей совместной собственностью) и пункта 1 статьи 259 ГК (имущество, нажитое супругами во время брака, находится в их совместной собственности, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества). Вторая презумпция предусмотрена пунктом 2 статьи 257 ГК: при разделе общего имущества и выделе из него доли, если иное не предусмотрено законодательством или соглашением участников, их доли признаются равными. Поэтому пункт 162 Инструкции предусматривает, что свидетельство о праве собственности пережившему супругу, а также на имя умершего супруга выдается на ½ долю имущества, нажитого супругами в период брака.

В случае смерти одного из супругов, согласно статье 1034 ГК, наследство открывается в отношении общего имущества, приходящегося на долю умершего участника, а при невозможности раздела имущества в натуре – в отношении стоимости такой доли. Соответственно, нотариус вправе выдать свидетельство о праве на наследство не в отношении всего общего имущества супругов, а только в отношении доли, принадлежащей наследодателю. Для предварительного определения доли каждого из участников общей совместной собственности (супругов) в праве на общее имущество законодательство предусматривает возможность получения свидетельства о праве собственности пережившим супругом или наследниками на имя умершего супруга. Поэтому при наличии пережившего супруга в целях соблюдения принципа бесспорности при совершении нотариальных действий нотариус предпринимает меры по разъяснению данному супругу и наследникам их права на получение свидетельства о праве собственности, которые предусмотрены пунктом 121 Инструкции:

при обращении пережившего супруга с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство или об отказе от наследства ему разъясняется его право до получения свидетельства о праве на наследство получить свидетельства о праве собственности на долю в имуществе, нажитом супругами в период брака, о чем нотариус производит отметку на соответствующем заявлении за подписью пережившего супруга;

при обращении наследников умершего супруга с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство им разъясняется их право получить на имя умершего супруга свидетельство о праве собственности на долю в имуществе, нажитом супругами в период брака и зарегистрированного на имя пережившего супруга, с письменного согласия пережившего супруга для его последующего включения в состав наследства, о чем нотариус производит отметку на заявлении за подписью наследников;

если переживший супруг не обратился к нотариусу за получением свидетельства о праве собственности либо за оформлением наследственных прав, нотариус обязан известить его о праве на получение свидетельства о праве собственности на долю в имуществе, нажитом супругами в период брака; такое извещение направляется нотариусом пережившему супругу по почте.

Согласно пункту 161 Инструкции по письменному заявлению наследников, принявших наследство, и с письменного согласия пережившего супруга свидетельство о праве собственности может быть выдано нотариусом на имя умершего супруга. Однако свидетельство о праве собственности не может быть выдано ввиду отказа пережившего супруга дать согласие на его выдачу. В этом случае нотариус разъясняет наследникам порядок обращения в суд.

Таким образом, при наследовании имущества, находящегося в общей совместной собственности супругов, для выдачи свидетельства о праве на наследство предварительно необходимо выделить долю наследодателя, для чего следует предпринять предусмотренные законодательством меры по разъяснению пережившему супругу и наследникам целесообразности и необходимости получения свидетельства о праве собственности. Если, несмотря на предпринятые нотариусом усилия и сделанные разъяснения, в пределах срока для принятия наследства право получения свидетельства о праве собственности не реализовано, то для обеспечения соблюдения прав наследников, с учетом представленных документов, нотариус может выдать наследникам по их заявлению свидетельство о праве на наследство в отношении общего имущества, приходящегося на долю умершего супруга (на ½ долю имущества, принадлежавшего супругам на праве общей совместной собственности), поскольку согласно пункту 2 статьи 257 ГК при разделе общего имущества и выделе из него доли, если иное не предусмотрено законодательством или соглашением участников, их доли признаются равными.

В этой связи следует обратить внимание на обязательность проведения разъяснительной работы с пережившими супругами и иными наследниками на предмет необходимости надлежащего оформления наследственных прав, а также прав, основанных на праве общей совместной собственности супругов, акцентируя внимание на проблемных моментах, с которыми они могут столкнуться в дальнейшем при распоряжении соответствующим имуществом.

В случае смерти обоих супругов одновременно наследство открывается после каждого из них, и к наследованию призываются наследники каждого из них (статья 1035 ГК). В соответствии с презумпцией равенства долей супругов в общей совместной собственности (пункт 2 статьи 257 ГК) на основании анализа представленных документов нотариусом может быть выдано наследникам свидетельство о праве на наследство на ½ долю имущества, нажитого супругами в период брака.

В случае смерти пережившего супруга, не оформившего в установленном порядке право на имущество после умершего супруга, ГК, Закон о нотариате и Инструкция не предусматривают особых правил наследования имущества, находящегося в их общей совместной собственности, на основании чего можно сделать вывод о возможности применения общих норм об оформлении наследственных прав.

При этом, согласно статьям 83 и 84 Закона о нотариате, выдаче свидетельства о праве на наследство как по завещанию, так и по закону предшествует проверка нотариусом, помимо прочего, принадлежности наследственного имущества. Особенность установления принадлежности имущества нетитульному собственнику при его смерти после смерти первого супруга будет состоять в том, что такая принадлежность будет следовать из совокупности документов, в том числе из материалов первого наследственного дела. Кроме того, в рамках определения состава наследственного имущества подлежит анализу вопрос о фактическом принятии наследства пережившим супругом.

Если же между наследниками имеется спор относительно состава наследства, то реализация права наследования возможна только в судебном порядке.

Брачный договор

4. Возможно ли заключение нескольких Брачных договоров между супругами.

При заключении брачного договора законодательство не предусматривает обязанность супругов сообщать нотариусу о наличии между ними заключенного ранее брачного договора. Поэтому возможна ситуация, когда супруги заключили несколько брачных договоров с определенными временными интервалами, в связи с чем необходимо определить, положения какого из договоров будут применяться к отношениям сторон.

Как отмечается в теории семейного права, тесная связь брачного договора с периодом действия брака свидетельствует о возможности наличия между сторонами только одного действующего брачного договора, в который неоднократно могут вноситься изменения в период его действия. При этом стороны могут расторгнуть брачный договор или прекратить его действие по иным предусмотренным договором или законодательством основаниям. Только в случае исполнения всех основанных на данном брачном договоре обязательств при необходимости стороны могут заключить новый брачный договор.

Однако ввиду отсутствия в законодательстве прямой нормы, устанавливающей возможность заключения между супругами только одного брачного договора, на практике встречаются ситуации, когда отношения супругов урегулированы несколькими брачными договорами. Применять их положения следует с учетом времени заключения и содержания каждого из договоров, на основании чего более поздние соглашения могут рассматриваться как дополнительные соглашения к ранее заключенному брачному договору.

Общая совместная собственность супругов

5. При приобретении в собственность супругами приватизируемых жилых помещений в долях, доля каждого из супругов является общей совместной или раздельной собственностью.

Общие положения относительно общей совместной собственности супругов, в том числе основания ее приобретения, предусмотрены гражданским и семейным законодательством (глава 16 ГК, глава 5 КоБС). При этом пункт 6 статьи 246 ГК устанавливает, что законодательными актами в области жилищных отношений могут устанавливаться иные правила, чем предусмотренные главой 16 ГК.

Согласно статье 153 Жилищного кодекса Республики Беларусь (далее – ЖК), определяющей основания для возникновения права собственности на жилое помещение, одним из таких оснований является приватизация жилого помещения государственного жилищного фонда.

В соответствии со статьей 218 ГК приватизация имущества, находящегося в государственной собственности, осуществляется в порядке, предусмотренном законодательством о приватизации. При приватизации имущества, находящегося в республиканской и коммунальной собственности, предусмотренные ГК положения, регулирующие порядок приобретения и прекращения права собственности, применяются, если законодательством о приватизации не предусмотрено иное.

Таким образом, законодательство о приватизации является специальным, поэтому его нормы применяются преимущественно перед общими нормами гражданского и семейного законодательства в данной области отношений.

Общая собственность на имущество является долевой, за исключением случаев, когда законодательными актами допускается образование совместной собственности на это имущество (пункт 3 статьи 246 ГК). В соответствии с пунктом 1 статьи 259 ГК имущество, нажитое супругами во время брака, находится в их совместной собственности, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Данное общее правило при приватизации жилых помещений применяется с учетом специальных норм, предусмотренных главой 23 ЖК (а ранее – Законом Республики Беларусь от 16 апреля 1992 «О приватизации жилищного фонда в Республике Беларусь»).

Согласно статье 137 ЖК жилое помещение (доля в праве собственности на жилое помещение), приватизированное совместно проживающими супругами, является их общей совместной собственностью, если оба супруга участвуют в приватизации этого жилого помещения (в том числе путем вложения денежных средств, принадлежащих им на праве общей совместной собственности). Из данной нормы следует, что общее правило о поступлении всего приобретенного супругами в браке имущества в их общую совместную собственность дополняется специальными условиями – совместное проживание супругов в приватизируемом жилом помещении и участие их обоих в приватизации этого жилого помещения. Только при соблюдении этих условий жилое помещение (доля в праве собственности на жилое помещение) является общей совместной собственностью супругов.

Следует отметить, что в течение периода осуществления приватизации в законодательстве уточнялись отдельные нормы относительно подачи заявления о приватизации, отражения в решении о приватизации, договоре приватизации и техническом паспорте квартиры прав участвующих в приватизации лиц. В договорах приватизации встречается различное оформлением прав супругов (с определением доли либо без определения доли), но это не влияет на правила определения принадлежности прав супругам в отношении приватизированного жилого помещения.

Таким образом, при определении прав супругов относительно приватизированных на общих основаниях жилых помещений положения ГК об общей совместной собственности супругов следует применять с учетом специальных норм законодательства о приватизации. 

СКАЧАТЬ ДОКУМЕНТ МОЖНО ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.


Рекомендации, сформулированные по итогам обсуждения на заседаниях Консультативно-методического совета при Белорусской нотариальной палате (утверждены протоколом правления Белорусской нотариальной палаты от 27 апреля 2017 №4)

1. Имеет ли место приращение наследственных долей в случае смерти наследника по завещанию в ситуации, когда конкретное имущество завещано одному наследнику, а все остальное имущество – двум другим наследникам; переходит ли доля умершего наследника по завещанию к наследникам по закону или по завещанию, в том числе в случае смерти наследника, которому завещано конкретное имущество, или смерти одного из наследников, которым завещано все остальное имущество; какое завещание следует считать «завещанием на все имущество», в том числе для применения норм о приращении наследственных долей.

1.1. При разрешении данного вопроса прежде всего следует принимать во внимание время смерти наследника по завещанию в соотношении со временем открытия наследства.  

Если наследник по завещанию умирает после открытия наследства, не успев его принять, руководствоваться следует положениями Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) о наследственной трансмиссии (статья 1073 ГК).

В случае смерти наследника до открытия наследства также отсутствуют основания для применения норм статьи 1077 ГК о приращении наследственных долей ввиду следующего.

Правила приращения наследственных долей при наследовании по закону или по завещанию, в том числе если наследодатель завещал все имущество назначенным им наследникам (часть 2 пункта 1 статьи 1077 ГК), применяются только при наличии одного из оснований, исчерпывающим образом перечисленных в части 1 пункта 1 статьи 1077 ГК: если наследник не примет наследство, откажется от наследства без указания другого наследника, в пользу которого он отказывается, будет отстранен от наследования по статье 1038 ГК, либо вследствие признания завещания недействительным. Смерть наследника (как по закону, так и по завещанию) до открытия наследства к числу таких оснований не относится.

В данном случае не имеется оснований для применения аналогии закона ввиду отсутствия пробела в законодательстве, поскольку нормами наследственного права вопрос об определении оснований наследования в случае смерти наследника по завещанию до момента открытия наследства урегулирован следующим образом.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1032 ГК наследование по закону имеет место, когда завещание отсутствует либо определяет судьбу не всего наследства, а также в иных случаях, установленных ГК и принятыми в соответствии с ним иными актами законодательства.

Согласно пункту 1 статьи 1037 ГК наследниками по завещанию и закону могут быть граждане, находящиеся в живых в момент открытия наследства, а также зачатые при жизни наследодателя и родившиеся живыми после открытия наследства. Данная норма основана на положениях пункта 2 статьи 16 ГК, согласно которым правоспособность гражданина (способность иметь гражданские права и нести обязанности) возникает в момент его рождения и прекращается его смертью. Поскольку со смертью физического лица прекращается его правоспособность, в том числе и право наследовать имущество (в соответствии со статьей 17 ГК), указанное в завещании лицо является наследником только в случае, если на момент открытия наследства данное лицо является живым. В случае смерти лица, указанного в завещании в качестве наследника, до открытия наследства (или одновременно с наследодателем), оно не может считаться наследником и не призывается к наследованию, а причитающаяся ему часть наследства не является завещанной.

Соответственно, если такому лицу не был подназначен наследник, то предназначавшаяся ему часть наследства наследуется по закону наследниками завещателя как незавещанная часть имущества наследодателя в силу положений пункта 3 статьи 1043 ГК: часть имущества, оставшаяся незавещанной, распределяется между наследниками по закону, призываемыми к наследованию в порядке, предусмотренном статьями 1056-1065 ГК.

Данное правило будет применяться как в случае смерти наследника, которому завещано конкретное имущество, так и в случае смерти одного из наследников, которым завещано все остальное имущество.

1.2. Для применения части 2 пункта 1 статьи 1077 ГК (если наследодатель завещал все имущество назначенным им наследникам) важным является решение вопроса о том, что считать «завещанием на все имущество».

При закреплении своей воли в завещании, наследодатель может использовать различные формулировки для определения состава наследственного имущества и круга наследников, к которым перейдет наследство. Исходя из основных правил толкования завещания, при определении в завещании распоряжений относительно судьбы всего имущества следует полагать, что воля завещателя была направлена на исключение получения наследства кем-либо, кроме определенных им лиц. Именно из этих соображений в части 2 пункта 1 статьи 1077 ГК установлено правило о наследовании доли отпавшего наследника по завещанию другими наследниками по завещанию, если наследодатель определил круг наследников в отношении всего своего имущества: если наследодатель завещал все имущество назначенным им наследникам, часть наследства, причитавшаяся наследнику, отказавшемуся от наследства или отпавшему по иным указанным выше причинам, поступает к остальным наследникам по завещанию и распределяется между ними пропорционально их наследственным долям, поскольку иное не предусмотрено завещанием.

На основании изложенного, любая формулировка завещания, содержащая не просто перечень имущества, а распоряжения относительно всего принадлежащего наследодателю имущества, которое находится в его собственности на момент составления завещания или появится к моменту открытия наследства, позволяет сделать вывод, что наследодатель завещал все имущество назначенным им наследникам.

В обозначенной в данном вопросе ситуации, независимо от формулировок завещаний, по которым конкретное имущество завещано одному наследнику, а все остальное имущество – двум другим наследникам, следует расценивать такие завещания как завещания, определяющие судьбу  всего имущества, а не его части (например: «все мое имущество, которое окажется мне принадлежащим,  я завещаю следующим образом: жилой дом – сыну, а все остальное – 1/3 долю дочери, 2/3 доли – пасынку»,  или: «жилой дом я завещаю сыну, а все остальное имущество, которое окажется мне принадлежащим, я завещаю в 1/3 доле дочери, в 2/3 долях пасынку», или: «из всего принадлежащего мне имущества жилой дом я завещаю сыну, а все остальное имущество: 1/3 долю дочери, а 2/3 доли пасынку»).

На этом основании, в случае отпадения любого из наследников по завещанию (не ввиду смерти наследника до открытия наследства, а по одному из оснований, предусмотренных частью 1 пункта 1 статьи 1077 ГК), доля отпавшего наследника перейдет к остальным наследникам по завещанию пропорционально их наследственным долям. Доля наследства, причитающаяся каждому из наследников по завещанию (в том числе наследнику на конкретное имущество) определяется, при необходимости, на основании оценки всего наследственного имущества.

Однако, следует помнить, что смерть лица, указанного завещателем в завещании, ранее открытия наследства, влечет признание причитающейся ему части наследства незавещанной, поэтому такое завещание не будет считаться «завещанием на все имущество» и при отпадении другого наследника по указанным в части 1 пункта 1 статьи 1077 основаниям (наследник не примет наследство, откажется от него без указания другого наследника, будет отстранен как недостойный наследник либо вследствие признания завещания недействительным) приращение долей будет происходить по правилам части 1, а не части 2 данного пункта.

2. Соглашение о разделе наследства: допускается ли заключение данного соглашения в отношении одного объекта и возможна ли выплата компенсации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1079 ГК имущество, которое входит в состав наследства и находится в общей долевой собственности двух или нескольких наследников, может быть разделено по соглашению между ними.

Раздел наследства влечет прекращение общей долевой собственности в отношении наследственного имущества. Однако соглашение о разделе наследства может быть заключено, в том числе, относительно выдела доли одного из наследников из наследственного имущества (статьи 1079, 1080 ГК).

Согласно статье 1078 ГК к общей собственности наследников на наследственное имущество применяются правила главы 16 ГК об общей долевой собственности, если иное не установлено правилами ГК о наследовании. Прежде всего особенности раздела наследственного имущества, предусмотренные нормами о наследовании, касаются возможности раздела наследства как до выдачи свидетельства о праве на наследство, так и в течение шести месяцев после его выдачи (статья 1079), и преимущественного права наследника на определенные объекты из состава наследства при его разделе (статья 1082 ГК). В остальном применяются общие положения ГК об общей долевой собственности, включая статью 255 ГК о разделе имущества, находящегося в общей долевой собственности, согласно положениям которой выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия.

На основании приведенных положений обоснованным является вывод о возможности заключения соглашения о разделе наследства в отношении одного объекта с выплатой наследнику компенсации вместо выдела доли в натуре.

Вместе с тем, пункт 2 статья 1079 ГК предусматривает, что в случае заключения соглашения о разделе наследства (до выдачи свидетельства о праве на наследство) данное соглашение является основанием для выдачи наследникам свидетельства о праве на наследство с указанием в свидетельстве конкретных вещей. Данная формулировка не может служить основанием для формирования вывода о невозможности заключения соглашения о разделе наследства в отношении одного объекта только на основании использования в норме множественного числа («конкретных вещей»).

Положения пункта 1 статьи 255 ГК о том, что имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между ее участниками по соглашению между ними, фактически повторяются в пункте 1 статьи 1079 ГК: имущество, которое входит в состав наследства и находится в общей долевой собственности двух или нескольких наследников, может быть разделено по соглашению между ними. Именно данные нормы определяют возможность заключения наследниками соглашения о разделе наследственного имущества. Причем применительно к наследованию норма пункта 1 статьи 1079 ГК не содержит ограничений относительно количества объектов или состава наследственного имущества, а пункты 2 и 3 статьи 1079 ГК лишь устанавливают два порядка оформления соглашения наследников о разделе наследственного имущества: до выдачи свидетельства о праве на наследство (пункт 2) и после выдачи данного свидетельства (пункт 3). По остальным вопросам раздела наследственного имущества по соглашению наследников (с учетом также статьи 1081 ГК о преимущественном праве на определенные объекты из состава наследства при его разделе) применяются, на основании отсылочной нормы статья 1078 ГК, положения ГК об общей долевой собственности, в соответствии с которыми очевидна возможность заключения соглашения о разделе наследства в отношении одного объекта с выплатой наследнику компенсации вместо выдела доли в натуре.

В качестве дополнительного аргумента в пользу вывода о возможности заключения соглашения о разделе наследства в отношении одного объекта с выплатой наследнику компенсации вместо выдела доли в натуре, можно отметить следующее. Как указывалось ранее, статьи 1079 и 1080 ГК определяют, что соглашение о разделе наследства может быть заключено, в том числе, относительно выдела доли одного из наследников из наследственного имущества. При выделе доли общая долевая собственность остальных наследников сохраняется, поэтому чаще всего происходит именно выплата компенсации вместо выдела имущества в натуре. Следовательно, законодатель, определив возможность выдела доли одного из наследников из наследственного имущества в соответствии с соглашением о разделе наследства, не только не исключал возможность заключения данного соглашения в отношении одного объекта и выплату компенсации наследнику, но и формулировал соответствующую норму исходя из необходимости регулирования, в том числе, и подобных отношений сторон.

3. При смерти одной из сторон договора купли-продажи, если договор о передаче недвижимого имущества зарегистрирован, а переход права собственности нет, что указывается в свидетельстве о праве на наследство (объект недвижимости и (или) права и обязанности стороны по договору).

Приобретение имущества на основании договора относится к производным способам приобретения права собственности. В соответствии со статьей 224 ГК право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законодательством или договором. Если договор об отчуждении имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента его регистрации, если иное не установлено законодательством.

Государственной регистрации подлежат недвижимое имущество, права на него и сделки с ним в случаях, предусмотренных законодательными актами (пункт 1 статьи 131 ГК). Актом специального законодательства, регулирующим порядок участия в гражданском обороте недвижимого имущества, является Закон Республики Беларусь от 22 июля 2002 года «О государственной регистрации недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним» (далее – Закон о государственной регистрации).

Определяя необходимость государственной регистрации трех юридических фактов (создания, изменения, прекращения существования недвижимого имущества; возникновения, перехода, прекращения прав на недвижимое имущество; сделок с недвижимым имуществом) законодательство предусматривает для каждого из них соответствующие юридические последствия.

В соответствии со статьей 9 Закона о государственной регистрации государственная регистрация сделки с недвижимым имуществом – это юридический акт признания и подтверждения государством факта совершения сделки. С момента государственной регистрации договора процесс его заключения полностью завершен, договор считается заключенным и порождает для сторон определенные правовые последствия, в том числе и обязанность государственной регистрации перехода прав на недвижимое имущество в соответствии с его условиями.

По общему правилу смерть одной из сторон не прекращает обязательство. Обязательство прекращается смертью гражданина только в случае, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника. Обязательство прекращается смертью кредитора, если исполнение предназначено лично для кредитора либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью кредитора (статья 388 ГК). В остальных случаях права и обязанности кредитора и должника переходят к иным лицам (наследникам) в порядке наследственного правопреемства.

Согласно пункту 1 статьи 1031 ГК при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент (универсальное правопреемство), если из ГК и иных законов не вытекает иное. В состав наследства входят все права и обязанности, принадлежавшие наследодателю на момент открытия наследства, существование которых не прекращается его смертью. Не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя (пункты 1, 2 статьи 1033 ГК).

Права и обязанности сторон договора купли-продажи, вытекающие из заключенного и зарегистрированного в установленном порядке договора, не являются правами и обязанностями, неразрывно связанными с личностью одной из сторон. Следовательно, такие права и обязанности входят в состав наследства и переходят к наследникам в случае смерти одной из сторон договора (продавца или покупателя).

Вместе с тем, в случае смерти отчуждателя имущества (в частности, продавца) для отношений наследования важное значение имеет определение принадлежности имущества наследодателю.

Государственная регистрация права на недвижимое имущество – юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, перехода, прекращения права на недвижимое имущество. Права на недвижимое имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают, переходят, прекращаются с момента государственной регистрации соответственно их возникновения, перехода, прекращения и удостоверяются свидетельством (удостоверением) о государственной регистрации (статья 8 Закона о государственной регистрации).

Следовательно, с момента государственной регистрации сделки с недвижимым имуществом и до государственной регистрации перехода права на недвижимое имущество (если эти моменты не совпадают), объект недвижимости остается в собственности продавца. Несмотря на заключенную сделку, смена собственника не произошла. Поэтому в случае смерти отчуждателя (продавца) в этот период (после регистрации сделки, но до регистрации перехода права собственности) следует констатировать, что на момент открытия наследства ему принадлежат не только права и обязанности по зарегистрированному договору отчуждения, но и право собственности на объект недвижимого имущества.

На этом основании свидетельство о праве на наследство необходимо выдавать не только в отношении прав и обязанностей по зарегистрированному договору отчуждения, но и в отношении объекта недвижимого имущества, по-прежнему принадлежащего наследодателю. На основании данного свидетельства наследники продавца смогут передать имущество покупателю, подписать заявление о государственной регистрации перехода права собственности, получить причитающуюся продавцу по договору денежную сумму.

Следует отметить несоответствие законодательству иного решения данного вопроса, поскольку в случае признания перехода к наследникам продавца только прав и обязанностей по договору создается ситуация, при которой наследник обязан передать имущество, которое к нему не перешло в порядке наследования. Заключенный и зарегистрированный наследодателем договор не привел к передаче права собственности покупателю, но и у наследника на основании договора право собственности не возникло. Договор не фиксирует права на имущество, а является основанием их передачи. Поэтому наличие у наследника обязанности передать имущество без прав на само имущество делает невозможным исполнение обязательства в отношении данного имущества.

Необходимо также обратить внимание, что при выдаче свидетельства о праве на наследство в случае смерти отчуждателя (продавца) не требуется получение какого-либо согласия пережившего супруга в отношении передачи прав на недвижимое имущество, приобретенное в период брака. Такое согласие необходимо на момент совершения сделки с недвижимым имуществом в соответствии с пунктом 2 статьи 256 ГК. Аналогично решается данный вопрос и относительно согласия участников приватизации или их правопреемников. Поскольку в момент совершения сделки требуемое согласие было представлено, сделка заключена и оформлена в установленном порядке, то отсутствуют основания дополнительного истребования согласия супруга или иных лиц.

4. В каком порядке возможна выдача свидетельства о праве собственности пережившему супругу и свидетельства о праве на наследство в следующих случаях:

когда переживший супруг подал заявление о выдаче свидетельства о праве собственности, но до получения свидетельства умер;

если из материалов наследственного дела усматривается наличие пережившего супруга, который не подавал заявление о выдаче свидетельства о праве собственности и впоследствии стало известно о его смерти;

если из материалов наследственного дела усматривается наличие пережившего супруга, в том числе зарегистрированного на день смерти наследодателя по месту жительства совместно с наследодателем. Переживший супруг не обращается к нотариусу за получением свидетельства о праве собственности после направления извещения, предусмотренного частью второй пункта 121 Инструкции о порядке совершения нотариальных действий.

В соответствии с частью первой статьи 23 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье (далее – КоБС) имущество, нажитое супругами в период брака, независимо от того, на кого из супругов оно приобретено либо на кого или кем из супругов внесены денежные средства, является их общей совместной собственностью. Супруги имеют равные права владения, пользования и распоряжения этим имуществом, если иное не предусмотрено Брачным договором.

Согласно пункту 1 статьи 1034 ГК смерть участника общей совместной собственности является основанием для определения его доли в такой собственности и раздела общего имущества либо выдела из него доли умершего участника в порядке, установленном статьей 255 ГК. В этом случае наследство открывается в отношении общего имущества, приходящегося на долю умершего участника, а при невозможности раздела имущества в натуре – в отношении стоимости такой доли.

Кроме того, в соответствии с пунктом 1 статьи 1065 ГК принадлежащее супругу в силу завещания или закона право наследования не затрагивает других его имущественных прав, связанных с состоянием в браке с наследодателем, в том числе права собственности на часть имущества, совместно нажитого в браке.

Согласно пункту 21 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 21 декабря 2001 г. № 16 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о наследовании» при наследовании доли умершего супруга в имуществе, нажитом в браке, неполучение пережившим супругом свидетельства о праве собственности на долю в общей совместной собственности либо отказ от получения такого свидетельства не является отказом от права собственности (статья 237 ГК) и не влечет для него прекращения прав и обязанностей собственника в отношении этого имущества.

Из приведенных норм усматривается, что имущество, нажитое в период брака, является общей совместной собственностью супругов и в случае смерти одного из супругов не может быть включено в наследственную массу целиком, без определения доли умершего участника общей совместной собственности.

На основании изложенного следует определить следующий порядок действий в описанных ситуациях.

По первой и второй ситуации (смерть пережившего супруга после подачи заявления о выдаче свидетельства о праве собственности, но до получения данного свидетельства; смерть пережившего супруга, наличие которого нотариус усматривает из материалов наследственного дела, и который не обращался к нотариусу за получением свидетельства о праве собственности) необходимо отметить, что действующее законодательство не предусматривает выдачу свидетельства о праве собственности на долю имущества, нажитого супругами в период брака, если умерли оба супруга. В данном случае нотариусу следует выяснить круг наследников после каждого из супругов, наличие завещания от имени каждого из них и выдавать свидетельства о праве на наследство в отношении долей в общем имуществе каждого из супругов. При этом для определения долей супругов свидетельство о праве собственности не выдается, определение доли каждого из супругов осуществляется из совокупности документов, имеющихся в наследственном деле после смерти первого из супругов, либо полученных путем их сбора в установленном порядке.

В третьем случае (переживший супруг, наличие которого усматривается из материалов наследственного дела, не обращается к нотариусу за оформлением свидетельства о праве собственности, хотя нотариус в установленном порядке известил его об этом), если из материалов наследственного дела следует, что имущество, входящее в состав наследства, является общей совместной собственностью супругов, нотариус  выдает  наследникам свидетельство о праве на наследство в отношении общего имущества, приходящегося на долю умершего супруга (на ½ долю имущества, принадлежавшего супругам на праве общей совместной собственности). Доля пережившего супруга остается открытой.

Следует также обратить внимание, что в случае смерти обоих супругов наследство открывается после каждого из них.  Имущество, находящееся в общей совместной собственности, не может наследоваться целиком как единая наследственная масса наследниками обоих супругов без определения доли каждого из умерших участников общей совместной собственности, поскольку это противоречит нормам наследственного права (в частности, статьям 1034, 1065 ГК). Даже в случае смерти супругов в один день закон не предусматривает особых правил наследования имущества, находящегося в их общей совместной собственности, наследство в этом случае также открывается после каждого из них, и к наследованию призываются наследники каждого из них (статья 1035 ГК).

5. Возможно ли использование положений первоначального завещания при его изменении последующим завещанием и отмене последующего завещания путем его изъятия для уничтожения лично завещателем.

Завещание, составленное ранее, отменяется последующим завещанием полностью или в части, в которой оно ему противоречит. Ранее сделанное завещание, отмененное полностью или частично последующим завещанием, не восстанавливается, если последнее будет в свою очередь отменено или изменено завещателем (пункты 2, 3 статьи 1049 ГК).

В зависимости от того, изменяется или отменяется последующее завещание, возможны две ситуации:

  1. если последующее завещание изменено, то положения первоначального завещания применяются в части, не измененной этим завещанием;
  2. если последующее завещание отменено, то нет возможности сравнить его положения с первоначальным завещанием.

Завещание может быть отменено путем уничтожения всех его экземпляров завещателем или по письменному распоряжению завещателя – нотариусом (часть 2 пункта 1 статьи 1049 ГК). В этом случае согласно Инструкции о порядке совершения нотариальных действий, утвержденной постановлением Министерства юстиции Республики Беларусь от 23 октября 2006 года № 63, завещатель подает заявление с просьбой о предоставлении ему завещания для уничтожения. В день поступления заявления нотариус выносит постановление об изъятии завещания из дела, после чего производятся изъятие завещания и передача его завещателю для уничтожения. О получении экземпляра завещания для уничтожения завещатель расписывается на постановлении. Постановление об изъятии завещания и заявление подшиваются в дело вместо изъятого завещания.

В итоге ни заявление завещателя с просьбой о предоставлении ему завещания для уничтожения, ни постановление об изъятии завещания из дела, не содержат информации о том, какие завещательные распоряжения содержались в отмененном завещании.

Следовательно, если последующее завещание отменено, то не представляется возможным установить, в какой части положения первоначального завещания были отменены или изменены (и, соответственно, не восстанавливаются), а в какой части завещательные распоряжения остаются действительными. В итоге положения обоих завещаний не могут использоваться, и применяются нормы о наследовании по закону.

Необходимо также обратить внимание, что нахождение у одного из наследников отмененного завещания, которое было выдано завещателю для уничтожения, не изменяет решения по данной ситуации. Такое завещание не может приниматься нотариусом к рассмотрению, поскольку юридически его не существует. Кроме того, отсутствует возможность оценить достоверность представленного документа, поскольку у нотариуса нет экземпляра завещания, с которым можно сравнить данный документ. Однако в этой ситуации наследники могут использовать судебную защиту своих прав и охраняемых законом интересов.

6. Возможность заключения соглашения о разделе имущества, находящегося в общей совместной собственности супругов.

Для регулирования семейных отношений, в том числе между супругами, применяется законодательство Республики Беларусь о браке и семье. КоБС предусматривает возможность заключения различных соглашений, но не упоминает соглашение о разделе общей совместной собственности супругов. Данный кодекс не содержит и нормы, аналогичной статье 7 ГК о допустимости возникновения семейных прав и обязанностей как из договоров и иных сделок, предусмотренных законодательством, так и из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законодательством, но не противоречащих ему.

Вместе с тем, к семейным отношениям возможно субсидиарное применение гражданского законодательства: гражданское, жилищное и иное законодательство Республики Беларусь применяется к семейным отношениям только в случае отсутствия регулирования этих отношений законодательством Республики Беларусь о браке и семье (статья 7 КоБС, статья 1 ГК).

ГК предусматривает общие положения о праве собственности и других вещных правах, в том числе и о праве общей собственности (глава 16 ГК). При этом статьи 256-258 ГК касаются общей совместной собственности в целом, а статья 259 ГК – общей совместной собственности супругов.

В соответствии с общими нормами о праве общей совместной собственности (пункт 3 статьи 257 ГК) основания и порядок раздела общего имущества и выдела из него доли определяются по правилам статьи 255 ГК, поскольку иное для отдельных видов совместной собственности не установлено законодательством и не вытекает из существа отношений участников совместной собственности. Однако согласно пункту 4 статьи 259 ГК правила определения долей супругов в общем имуществе при его разделе и порядок такого раздела устанавливаются законодательством о браке и семье. Поскольку данная статья содержит нормы именно об общей собственности супругов и предусматривает отсылку к законодательству о браке и семье, к отношениям супругов при разделе не могут применяться положения пункта 3 статьи 257 ГК относительно применения статьи 255 ГК. А поскольку КоБС не предусматривает соглашения супругов о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью, то и в соответствии с нормами ГК заключить такое соглашение супруги не могут. Однако супруги имеют возможность урегулировать свои отношения по поводу общей совместной собственности в Брачном договоре.

Отдельное внимание следует уделить вопросу о возможности заключения соглашения о разделе общего имущества супругами, брак которых расторгнут.

При расторжении брака правовой режим имущества остается прежним – это общая совместная собственность, однако меняется статус сособственников – они уже не являются супругами. Поэтому в части применения соответствующих норм законодательства также происходят определенные изменения: кроме положений семейного законодательства, есть основания применять и норму пункта 3 статьи 257 ГК, содержащую отсылку к статье 255 ГК относительно раздела имущества, находящегося в общей долевой собственности. Такой раздел может происходить по соглашению сособственников или в судебном порядке. Соответственно, бывшие супруги имеют возможность заключить соглашение о разделе общего имущества.

Таким образом, на основании норм действующего законодательства супруги не вправе заключать соглашение о разделе общего имущества, поскольку семейное законодательство не предусматривает данный вид соглашения, но предусматривает возможность заключения Брачного договора, в котором могут быть урегулированы, в том числе, и вопросы раздела общего имущества. Супруги, брак которых расторгнут, могут заключать соглашение о разделе общего имущества, поскольку к их отношениям возможно применение гражданского законодательства, регулирующего общие вопросы раздела имущества, находящегося в совместной собственности.

Вместе с тем, помимо заключения Брачного договора, супруги имеют возможность получения свидетельства о праве собственности на долю в имуществе, нажитом супругами в период брака, которое выдается супругам в соответствии с Законом Республики Беларусь «О нотариате и нотариальной деятельности».

Рекомендации по вопросам принятия наследства, сформулированные по итогам обсуждения на заседании консультативно-методического совета при Белорусской нотариальной палате 28 октября 2015 года

В ходе обсуждения спорных моментов правоприменительной деятельности, возникающих при совершении нотариальных действий в отношении наследственного имущества, определены следующие рекомендации в целях формирования единой практики применения законодательства.

1. Отказ от наследства: вправе ли наследник, отказавшийся от наследства по завещанию, наследовать завещанное ему имущество по закону наравне с остальными наследниками по закону.

Согласно статье 1051 «Толкование завещания» Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК), при толковании завещания нотариусом, исполнителем завещания или судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. При неясности буквального смысла какого-либо положения завещания он устанавливается путем сопоставления этого положения с другими положениями и смыслом завещания в целом. При этом должно быть обеспечено наиболее полное осуществление предполагаемой воли завещателя.

При намерении наследодателя передать наследнику по завещанию только определенное имущество и не допустить его наследование по закону, нормы ГК относительно свободы завещания (статья 1041) позволяют использовать различные формулировки в отношении воли наследодателя: гражданин может завещать все свое имущество или часть его одному либо нескольким лицам, как входящим, так и не входящим в круг наследников по закону; завещатель вправе без объяснения причин лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону. Кроме того, наследодатель может использовать механизм подназначения наследников: завещатель может на случай, если указанный в завещании наследник умрет до открытия наследства, не примет его либо откажется от него или будет устранен от наследования как недостойный наследник, а также на случай невыполнения наследником по завещанию правомерных условий наследодателя назначить другого наследника; отказ наследника по завещанию не в пользу подназначенного наследника не допускается (статья 1042 ГК).

На основании изложенного следует сделать вывод, что составление наследодателем завещания в отношении определенных им наследников не означает его намерение устранить данных наследников от наследования по закону. Соответствующая воля наследодателя должна быть прямо выражена в завещании и расширительное толкование завещания в данном случае недопустимо, поскольку это может привести не только к искажению воли наследодателя, но и к нарушению прав и законных интересов наследников.

В соответствии с общими положениями о наследовании, наследование осуществляется по завещанию и закону. Наследование по закону имеет место, когда завещание отсутствует либо определяет судьбу не всего наследства, а также в иных случаях, установленных ГК и принятыми в соответствии с ним иными актами законодательства (статья 1032 ГК). При этом законодательство допускает в отношении различных частей наследственного имущества одновременное использование обоих оснований наследования – как по завещанию, так и по закону. В частности, согласно пункту 3 статьи 1043 ГК часть имущества, оставшаяся незавещанной, распределяется между наследниками по закону, призываемыми к наследованию. Причем в данном случае в число этих наследников входят и те наследники по закону, которым другая часть имущества была оставлена по завещанию. Соответственно законодательством допускается ситуация, когда наследник может получить часть имущества по завещанию и часть имущества по закону.

Относительно отказа от наследства следует обратить внимание, что не допускается отказ в пользу другого лица в предусмотренных законодательством случаях, в том числе, от имущества, наследуемого по завещанию, если все имущество наследодателя завещано назначенным им наследникам (пункт 1 статьи 1075 ГК). Отказ от части причитающегося наследнику наследства не допускается. Но если наследник призывается к наследованию и по завещанию, и по закону, он вправе отказаться от наследства, причитающегося ему по одному из этих оснований либо по обоим основаниям (пункт 3 статьи 1075 ГК). Из данной нормы следует, что за основу берется не состав наследства, а основание наследования, поэтому наследник имеет возможность выбора: отказаться от наследования имущества по завещанию, либо от наследования имущества по закону, либо отказаться от наследования по обоим основаниям.

Данная позиция нашла отражение и в постановлении Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 21 декабря 2001 года № 16 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о наследовании»: наследник, призываемый к наследованию и по завещанию и по закону, вправе отказаться от наследства, причитающегося ему по одному из оснований, что не лишает его возможности наследовать по другому основанию (пункт 20).

На основании изложенного можно сделать вывод, что при отказе наследника от наследования имущества по завещанию данное имущество поступает в состав наследства и наследуется наследниками по закону. Если при этом к наследованию по закону призываются наследники той очереди, к которой относится и наследник по завещанию, то этот наследник наследует имущество наравне с другими наследниками в соответствии с законодательством.


2. Принятие наследства наследником по истечении установленного законодательством срока для принятия наследства: может ли наследник по закону, пропустивший установленный законодательством срок для принятия наследства, быть включен в число наследников, принявших наследство, с согласия наследника по завещанию, принявшего наследство в установленный законодательством срок, не относящегося к числу наследников по закону.

Согласно пункту 2 статьи 1072 ГК наследство может быть принято наследником по истечении срока, установленного для его принятия, без обращения в суд при условии согласия на это всех остальных наследников, принявших наследство. Такое соглашение наследников является основанием для аннулирования нотариусом выданного ранее свидетельства о праве на наследство и выдачи нового свидетельства.

Необходимость наличия согласия наследников, принявших наследство, обусловлена тем, что при принятии наследства наследником, пропустившим срок принятия наследства, происходит перераспределение наследства с учетом доли данного наследника. Это приведет к уменьшению доли наследников, принявших наследство, а если эти лица являлись наследниками лишь вследствие непринятия наследства опоздавшим наследником – к утрате права на наследство.

Из смысла статьи 1072 ГК следует, что при пропуске срока на принятие наследства требуется согласие наследников, принявших наследство. При этом не уточняются основания наследования имущества как наследником, пропустившим срок, так и наследниками, принявшими наследство. Следовательно, принявший наследство в установленный срок наследник по завещанию, который не является наследником по закону, может давать согласие на включение в число наследников по закону лиц, пропустивших срок для принятия наследства. Более того, такое согласие необходимо для принятия наследства без обращения в суд наследниками по истечении срока, установленного для принятия наследства.


3. Принятие наследства: считается ли наследник по завещанию, принявший наследство в установленный законодательством срок, наследником, принявшим наследство по закону, если заявление о принятии наследства по закону он не подавал. 3. Принятие наследства: считается ли наследник по завещанию, принявший наследство в установленный законодательством срок, наследником, принявшим наследство по закону, если заявление о принятии наследства по закону он не подавал.

Действующее законодательство не содержит прямых указаний по данному вопросу. Вместе с тем, пункт 2 статьи 1069 ГК устанавливает, что принятие наследником части наследства означает принятие всего причитающегося ему наследства, в чем бы оно ни заключалось и где бы ни находилось. Данная норма не содержит каких-либо исключений из общих норм о принятии наследства, в частности, касающихся оснований наследования.

При этом ГК содержит норму, предоставляющую наследнику, который призывается к наследованию, как по завещанию, и по закону, право отказаться от наследства, причитающегося ему по одному из этих оснований либо по обоим основаниям (пункт 3 статьи 1075).

Исходя из вышеизложенного можно сделать вывод о том, что принятие наследства по одному из оснований в пределах установленного срока нельзя автоматически расценивать как отказ от наследства по другому основанию, а соответственно, такого наследника следует считать принявшим наследство по обоим основаниям.


4. Наследование имущества, являющегося общей совместной собственностью: может ли переживший супруг написать заявление о том, что супружескую долю выделять не будет, и может ли нотариус в данном случае включить в состав наследства «целое» имущество. Возможно ли выдать свидетельство о праве на наследство до обращения к нотариусу пережившего супруга, оставив открытой для него ½ долю в праве собственности на общее имущество.

Заявление об отказе от получения свидетельства о праве собственности, поданное пережившим супругом, не является основанием прекращения права собственности в соответствии со статьей 236 ГК. Согласно пункту 2 статьи 8 ГК отказ граждан от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами. Таким образом, заявление об отказе от получения свидетельства о праве собственности не влечет никаких юридических последствий и не принимается во внимание судом. Данный вывод подтверждается и положениями постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 21 декабря 2001 г. № 16 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о наследовании»: при наследовании доли умершего супруга в имуществе, нажитом в браке, неполучение пережившим супругом свидетельства о праве на долю в общей совместной собственности либо отказ от получения такого свидетельства не является отказом от права собственности (ст. 237 ГК) и не влечет для него прекращения прав и обязанностей собственника в отношении этого имущества (пункт 21).

Кроме того, в Обзоре судебной практики Верховного Суда Республики Беларусь от 24 марта 2008 г. «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о наследовании» указывается, что основная масса дел о недействительности свидетельств о праве на наследство касается либо наследования приватизированных квартир, либо наследования имущества, находящегося в общей совместной собственности супругов. Поскольку суды исходят из того, что по общему правилу в таких случаях наследство открывается только на долю, принадлежащую непосредственно самому наследодателю, абсолютное большинство оспоренных выданных свидетельств о праве на наследство признаны частично недействительными.

Согласно статьям 1034, 1065 ГК принадлежащее супругу в силу завещания или закона право наследования не затрагивает других его имущественных прав, связанных с состоянием в браке с наследодателем, в том числе права собственности на часть имущества, совместно нажитого в браке. Смерть участника общей совместной собственности является основанием для определения его доли в такой собственности и раздела общего имущества или выдела из него доли умершего участника в порядке, установленном статьей 255 ГК. При этом наследство открывается в отношении общего имущества, приходящегося на долю умершего участника, а при невозможности раздела имущества в натуре – в отношении стоимости такой доли.

Таким образом, нотариус вправе выдать свидетельство о праве на наследство не в отношении всего общего имущества супругов, а только в отношении доли имущества, принадлежащей наследодателю. Норма пункта 1 статьи 1034 ГК является императивной, в связи с чем переживший супруг не может подать нотариусу заявление об отказе от выделения причитающейся ему доли в общем имуществе супругов. Если же супруг настаивает на выдаче свидетельства о праве на наследство в отношении «целого» имущества, нотариус на основании письменного заявления по истечении срока для принятия наследства должен вынести постановление об отказе в выдаче свидетельства о праве на наследство на «целое» имущество, без определения права в нем на ½ долю, причитающуюся пережившему супругу.

Относительно возможности выдать свидетельство о праве на наследство до обращения к нотариусу пережившего супруга, оставив открытой для него ½ долю в праве собственности на общее имущество, необходимо отметить следующее.

Согласно п. 162 Инструкции о порядке совершения нотариальных действий, утвержденной постановлением Министерства юстиции Республики Беларусь от 23 октября 2006 г. № 63 (далее – Инструкция о порядке совершения нотариальных действий), свидетельство о праве собственности пережившему супругу, а также на имя умершего супруга выдается на ½ долю имущества, нажитого супругами в период брака. Согласно ст. 1034 ГК смерть участника общей совместной собственности является основанием для определения его доли в такой собственности и раздела общего имущества либо выдела из него доли умершего участника в порядке, установленном ст. 255 ГК. В этом случае наследство открывается в отношении общего имущества, приходящегося на долю умершего участника, а при невозможности раздела имущества в натуре – в отношении стоимости такой доли. В соответствии с п. 1 ст. 257 ГК раздел общего имущества между участниками совместной собственности, а также выдел доли одного из них может быть осуществлен при условии предварительного определения доли каждого из участников в праве на общее имущество.

Из приведенных положений ГК следует необходимость предварительного определения доли каждого из участников общей совместной собственности (супругов) в праве на общее имущество. Для этих целей используется выдача свидетельства о праве собственности на долю имущества, нажитого супругами в период брака.

Согласно п. 161 Инструкции о порядке совершения нотариальных действий, по письменному заявлению наследников, принявших наследство, и с письменного согласия пережившего супруга свидетельство о праве собственности может быть выдано нотариусом на имя умершего супруга. Согласие пережившего супруга оформляется в виде отдельного заявления. Однако свидетельство о праве собственности не может быть выдано ввиду отказа пережившего супруга дать согласие на его выдачу. В этом случае нотариус разъясняет наследникам порядок обращения в суд.

Таким образом, при наследовании имущества, находящегося в общей совместной собственности супругов, для выдачи свидетельства о праве на наследство предварительно необходимо выделить долю наследодателя, а это невозможно без участия пережившего супруга. При его несогласии с выделенной долей, если будет выдано свидетельство о праве на наследство, такое свидетельство в судебном порядке может быть оспорено и признано частично недействительным.

Поэтому более целесообразной представляется выдача наследникам свидетельства о праве на наследство только после обращения к нотариусу пережившего супруга (бывшего супруга) с соответствующим заявлением, либо выдача такого свидетельства с согласия пережившего супруга. Данный подход обеспечит соблюдение принципа бесспорности при совершении нотариальных действий и исключит возможность оспаривания выданного нотариусом свидетельства.


версия для печати