Публичные нотариусы и маклеры

В Вексельном Уставе, утвержденном 16 мая 1729 г., впервые в Российской империи значилась должность публичного нотариуса, в обязанность которого вменялось совершение протестов в непринятии и неплатеже векселей. С 1781 года утверждались маклеры и нотариусы исключительно для торговых сделок и разного рода посредничеств. В период правления Екатерины II в соответствии с новым Уложением возникла масса правительственных учреждений нотариального характера для наблюдения за правильным и законным совершением различных частноправовых актов и составлением документов, освобожденных от тягостного для контрагентов крепостного порядка их совершения. В 1831 году учреждены биржевые нотариусы и маклеры, в обязанности которых входило свидетельствование сделок, совершаемых на бирже. Принципиальных различий между маклером и нотариусом не было. Частные маклеры распространяли свою деятельность на все частноправовые сделки.

Публичные нотариусы появились в Беларуси к 1850 году. Об этот свидетельствует дело Гродненского губернского правления г. Гродно № 680 «О разрешении евреям участвовать в выборах публичных нотариусов», которое хранится в Национальном историческом архиве Беларуси в г. Гродно . Данный первоисточник твердит о том, что соискателями на почетную должность публичного нотариуса в 1850 году были Гродненские «буржуа», а также и о том, что действующим источником права, регулирующим нотариальную деятельность, в Беларуси был Свод законов Российской империи 1842 года. Национальный исторический архив Беларуси в г. Гродно также хранит письмо от 14 марта 1849 г. Гродненской палаты гражданского суда, адресованное Гродненскому губернскому правлению, с просьбой о введении в Гродно должности публичного нотариуса. Это значит, что прерогатива введения должности публичного нотариуса исходила именно из судебного органа.

В следующей редакции Свода законов Российской империи 1857 года, сказывалось, что «Публичные нотариусы, Городовые и частные Маклеры, … избираются на основании правил в Уставе торговом и Законах Гражданских изложенных, с утверждением их также Распорядительною думою», «из самых благонадежных лиц на бессрочное время», «должны быть вообще люди добрые, опытные, и во всехъ торгахъ и вексельных переводахъ искусные» (ст. 2450) [38, с. 405], с разрешения надлежащего начальства, – «обязанности Губернатора по наблюдению за избраниемъ и утверждениемъ оныхъ определяются в Общемъ Губернском Учреждении» (ст. 2422). 

Статьей 2434 закреплено: «Публичные Нотариусы избираются и определяются городскимъ купечествомъ обществомъ и Думою, а приложение сказывает: «По указу 1820 Апр. 7 (28220) ст. 11, п. 8, въ столицахъ число Нотариусовъ полагается отъ шести до десяти» Должность таковая была выборной, принадлежала к общему порядку государственного управления (ст. 330). Статья 522, 5-й главы – «Особенные правила о замещении общественных городских должностей Евреями, в местах постоянной их оседлости» Р. II, Кн. II, Т. III говорила: «В тех, из населенных христианами и евреями городках и местечках, в коих признается нужным иметь одного маклера и нотариуса, он должен быть непременно из христиан». Нотариусы из евреев обязаны были совершать нотариальные действия только у евреев (ст. 849). 

Избирались нотариусы и маклеры на бессрочное время (пожизненно) из самых благонадежных лиц и грамотных из числа чиновников, с учетом их послужного списка, отзывов начальства, непорочной службы и личностных качеств. Из отобранных кандидатов купеческое сообщество выбирало претендента, который утверждался военным генерал-губернатором. Маклеры и нотариусы, после избрания и утверждения в должности, приводились к присяге, без чего к отправлению оной не допускались (ст. 2451).

Приложение к статье 2424 главы I раздела III «О маклерахъ и Нотариусахъ» твердит о том, что Маклеры и Нотариусы – это два рода маклерской должности. Маклеры, по различию «особенных занятий и местъ, при которых они учреждены», имели «особенные названия» (ст. 2427). Поэтому в томе X, Ч. I, Кн. II, Р. III Свода законов Российской империи 1857 года значилось: - «Къ Нотариусамъ и Маклерамъ принадлежатъ: 1) Публичные Нотариусы, 2) Городовые и Частные Маклеры, 3) Маклеры слуг рабочих людей, 4) Биржевые маклеры, 5) Маклеры Судоходных Расправ, 6) Цеховые Маклеры, 7) Маклеры морского страхования, 8) Маклеры Кронштадтской Управы Общества вольных матросов» (ст. 840):

  • «Публичным нотариусам предоставляется: 1) удостоверение заемных актовъ и всякихъ сделокъ (за исключением тех, кои непременно должны быть совершены порядком крепостным); 2) свидетельство о заявлении заемных писем по причине неплатежа; и 3) протестъ векселей» (ст. 841).

  • «Как Нотариусамъ, такъ и Маклерам запрещается записывать въ свои книги акты, въ коихъ заключаются условия о продаже, или уступке, или залоге от одного лица другому недвижимого имущества» (ст. 844-845, 847).

  • «Нотариусы и Маклеры, имеющие право удостоверять какъ заемные, так и другие разного рода акты, обязаны иметь две книги: одну для записи векселей и заемных писем, а другую для внесения разныхъ другихъ договоровъ» (ст. 854).

  • «Книги представляются Маклерами и Нотариусами, или их поверенными, при объявлении на гербовой бумаге» (ст. 860). Закон предписывал единый формат для всех книг нотариусов и маклеров: длина не более десяти вершков, а ширина – восьми (≈ 44,5 см и 35,6 см). Изготавливались они за счет сумм канцелярских расходов, до начала года нумеровались и представлялись для засвидетельствования, и приложения печати, в место, под ведомством которого они состояли (куда по истечении года, 1 января представлялись для проверки), а после «доносились в Казенную палату о числе листов и времени засвидетельствования». С каждого листа нужно было платить пятнадцатикопеечную пошлину серебром. К первому числу каждого месяца в Казенную палату представлялись ведомости или раппорты о том, каким номером окончен месяц, о количестве совершенных действий, взысканных суммах; в начале каждого года проходила ревизия книг, за несоблюдение – грозил штраф.

  • За сохранение в маклерских и нотариальных книгах предписанного порядка в уездных городах неослабно следили уездные стряпчие, а в губернских – стряпчие уголовных дел (ст. 870).

  • «За нарушение своей должности Нотариусы и Маклеры отрешаются отъ оной ихъ начальствомъ, и, сверхъ того, по мере вины, предаются уголовному суду» (ст. 871).

  • Из суммы, взысканной маклерами и нотариусами, взималась пошлина в казну – 25 %. Присутственные места и госслужащие «за исполнение обязанности Маклеров и Нотариусов» никакого вознаграждения от города не получали, и от данной пошлины были освобождены (ст. 894, 895). Маклеры получали за труды свои «плату, которая определяется теми местами, въ ведомости коихъ они состоятъ» (ст. 2472).

В статьях Нотариусы и Маклеры идут почти всегда рядом, однако, деятельность последних значительно объемней. Частные маклеры принимали для засвидетельствования от «нанимающихся въ услужение» или работы людей контракты, договоры, маклеры морского страхования (заключали договоры страхования) (ст. 853), маклеры судоходных расправ и отделений (свидетельствовали все договоры, заключаемые судопромышленниками (ст. 851), договоры товарищества о построении или покупке корабля, или судна. Маклерам ремесленных управ дозволялось наравне с маклерами городовыми и частными свидетельствовать контракты мастеров с подмастерьями и учениками (ст. 847). Ремесленным маклерам предоставлялось исключительное право свидетельствовать все контракты и условия, заключаемые мастерами с лицами, имеющими право отдавать малолетних в учение (ст. 848). Биржевые маклеры (совершали акты о торговых сделках и вексельных оборотах) [34, с. 165, 166]. Биржевые нотариусы назначались для свидетельствования и совершения актов, заключаемых собственно между иностранцами или иностранными и российскими подданными (ст. 2481) [38, с. 410]. В порту Санкт-Петербурга назначались два биржевых нотариуса против сотни биржевых маклеров (ст. 2484, 2569).

Семейные расчеты, Н.В.Неврев, 1888.jpgВ разделе «о Маклерахъ и Нотариусахъ» Свода законов Российской империи 1857 года статья 2424 вторит: «Должность Маклера и Нотариуса состоитъ: 1) въ посредничестве по торговымъ деламъ, при заключении торгов, договоровъ и условий, и 2) въ совершении векселей и заемных писемъ, а примечание разъясняет о том, что «законы определяютъ съ точностью различия означенныхъ двухъ родовъ маклерской должности, но не постановляютъ въ семъ отношении никакого различия между самими Маклерами, потому, что, на основании общих правил, всякий Маклеръ не только вправе отправлять ту и другую должность, но даже вменяется сие ему въ обязанность».

Всякому маклеру и нотариусу, пребывая в должности, запрещалось производство торговли, как «на свой счетъ, такъ и по комиссиямъ и участкамъ въ торговыхъ товариществахъ». «Маклеры и Нотариусы не могли быть употребляемы при продаже съ публичных торговъ конфискованных казенныхъ и частныхъ имуществъ и вообще къ таким деламъ и должностямъ, кои съ званиемъ Маклера не совместны». Кроме того, Маклеры и Нотариусы, «по званию своему», не могли отлучиться из города или места «где отправляются сии должности; не являющиеся изъ нихъ къ исполнению своих обязанностей, по болезни», увольнялись по истечении года. Маклеры и Нотариусы могли «быть увольняемы, по ихъ просьбамъ, въ отпускъ на общихъ основанияхъ, изложенныхъ въ Уставе о Службе Гражданской (кн. I)», с обязательным представлением в Думу, или соответственное место, всех книг, актовых пошлин и печатей (ст. 2452-2455).

Правила свидетельствования явочных актов публичными нотариусами и маклерами были таковы, что явочный акт мог записываться дома, на надлежащей гербовой бумаге, подписывался дающими и участвующими в нем по установленной для каждого рода актов форме (ст. 872-874, т. X, ч. I, кн. II, р. III); места и лица, у которых свидетельствовался акт (а отделения крепостных дел уже в 1832 году могли свидетельствовать явочные акты), обязаны были:

  • удостовериться в подлинности его (чтобы он был дан самим дающим; если по болезни или безграмотности сделан поручителем или другим лицом, – прежде представления акта к явке подлинность подписи должна быть засвидетельствована местной полицией);

  • рассмотреть, «не противен» ли он законам; кроме того, запрещалось нотариусам и маклерам «принимать к записке» сделки, написанные на неизвестных языках; также они должны были следить за тем, чтобы во всех актах употребляемы были только имперские весы и меры, согласно торговому Уставу;

  • взыскать установленный сбор; а) «съ векселей, не явленныхъ по написании, при протесте оныхъ по полупроценту, а съ тех, кои являются по написании при засвидетельствовании, по четверти и при протесте равномерно по четверти же процента»; б) «съ заемныхъ писемъ, закладныхъ на движимыя имущества, облиговъ, облигаций и иных, подъ каким бы то ни было наименованиемъ, долговыхъ обязательствъ и актовъ», при засвидетельствовании «по четверти же процента»; в) «съ закладныхъ на недвижимыя имущества взимается четверть-процентный сборъ только при предъявлении ихъ ко взысканию»; размер сбора был одинаков для всех городов (ст. 887, 888). 

При «записке договоровъ о продаже товаровъ и другихъ движимыхъ имуществъ» в пользу городских доходов взимался особый сбор «по полупроценту съ той суммы, въ какую актъ написанъ» (при явке подобных актов у крепостных дел – взимался тот же сбор) (ст. 889);

  • записать акт в книгу; и

  • засвидетельствовав, возвратить предъявителю (ст. 878) [34].

Для засвидетельствования акта требовалось после записи в книгу, удостоверять подлинность акта посредством надписи на оном, с обозначением номера в книге, даты, после чего акт возвращался предъявителю. Очевидно, что в Своде Законов не было четкого различия между явочными крепостными и явочными нотариальными видами совершения актов. Явочным порядком могли быть совершены все акты, кроме тех, для которых был установлен крепостной порядок совершения или явка в отделение крепостных дел.

Особое значение для нотариата имела статья 908 в томе X, Ч. I, Кн. II, Р. III Свода законов 1857 года, которая громогласно заявляла о том, что документы, засвидетельствованные вышеизложенным порядком, признавались «въ полной мере действительными и имеющими равную силу съ судебными протоколами», – установила доказательственную силу документов, исходящих, в том числе, с нотариального пера. Соблюдение всех, указанных в статье 878 необходимых условий, придавало акту юридическую силу.

Нормы вексельного права: составление, совершение, движение векселей, протест в непринятии векселя, протест в неплатеже, взыскания по векселям, – законодательно закреплены Уставом о векселях. Простой вексель (на себя), равно как и переводной (на другого плательщика), считался вступившим «в силу вексельного права, какъ скоро онъ отъ векселедателя выданъ приобретателю. Явка и записка оного въ маклерскую книгу, не составляя существенной принадлежности», зависели от обоюдного согласия векселедателя и приобретателя (ст. 547). Интересы безграмотного лица при даче векселя мог представить «уполномоченный поверенный»: «Подпись ихъ уполномоченного, узаконеною доверенностiю къ сему снабженного, должна быть удостоверена Нотариусомъ или Маклеромъ, или в присутственном месте (в Уездном Суде, Магистрате или Ратуше)»; без чего она считалась недействительной» (ст. 548). В Уставе торговом, в образце векселя № 11, данного безграмотным, после текста векселя имелась удостоверительная надпись маклера: «Сего 1832 Iюля 4 дня вексель сей явленъ въ городе Саратове къ маклеру 1-й части и записанъ въ книге его за № 34. По безграмотности векселедавца, саратовского мещанина Сергея Степанова, вексель подписанъ, вместо него, Канцеляристомъ Иваномъ Бумагинымъ действительно по его о томъ доверенности».

«При записке векселей въ назначенную для сего книгу, Маклер долженъ прописать все подробности и означать по числамъ имена векселедателя, переводителя и плательщика, также на какое место данъ вексель, на какой срокъ, и все до оборота векселя относящиеся обстоятельства» (ст. 2459). Если между векселедателем и приобретателем было постановлено особое условие, например, об отправлении векселя, выданного приобретателю не в одном, а в нескольких образцах, то это обязательно записывалось в книге.

В образце протеста как в непринятии, так и в неплатеже векселя Устава торгового вначале помещался список с векселя от слова до слова, а под оным: «1832 года Iюля 8 дня, въ С.-Петербурге, по требованiю Артемья Стражкова, Псковскаго 1-й гильдии купца, ходил я нижеименованный Публичный Нотарiус съ подлинным векселем, выше сего въ списке изложеннымъ, къ Николаю Ермолаеву Московскому 3-й гильдiи купцу, и требовал от него по тому векселю принятiя (а по принятому векселю платежа); на что он мне, при нижеподписавшихся свидетеляхъ, ответствовалъ: … того ради я, Нотарiусъ, по вышеписанному требованiю, за непринятiе (или за неплатежъ) по оному векселю, для охраненiя вексельнаго права, надлежащимъ образомъ протестовалъ, и сей протестъ именованному Артемию Стражкову отдалъ». За подписью нотариуса ниже шли подписи свидетелей, если предъявляющий вексель к протесту требовал их присутствия. В примечании сказано: «Где нет Публичного Нотарiуса, там вместо него может протестовать Вексельный или Частный Маклер; а буде и сихъ не случится, то протест обязан произвести Секретарь Магистрата или Ратуши», что оговаривалось в протесте.

Также в Уставе имелся образец № 18 протеста в случае посредничества, когда векселедатель отказывал в принятии и платеже векселя, а посредник (1-й назначенный от векселедателя) – «тотъ вексель за честь векселедателя» принимал и учинял о том на векселе подпись».

В городах, где купцы не желали вступить «въ должность Городовыхъ и Частныхъ Маклеровъ, а мещане отъ выбора въ сию должность отказываться будутъ несостоятельностью къ платежу гильдейскихъ повинностей, должность Маклера и Нотариуса» возлагалась на «Магистраты и Ратуши, а где оныхъ нет, на Словесные Суды, таможни, Становых Приставов. Примечание разъясняет, что: «Сие относится только къ записке или совершению заемныхъ актовъ, а не къ посредничеству по торговымъ деламъ, которого исправление для означенныхъ присутственных мест неудобно» (ст. 2442).

Итак, до принятия и введения в действие Положения о нотариальной части функции нотариуса исполнялись крепостными надсмотрщиками и писцами – чиновниками установлений (отделений) крепостных дел, состоявшими при судах, нотариусами и маклерами, присутственными местами. Постановлением законов гражданских право публичных нотариусов было ограничено исключительным заключением договоров и обязательств, совершением протестов векселей в непринятии и неплатеже, свидетельствованием «актов явления», заемных писем. Вместе с тем, деятельность публичных нотариусов – исторически значимая, – осуществлялась в сравнительно небольшой промежуток времени, так как должность таковая была упразднена введением Положения о нотариальной части от 14 апреля 1866 года. В Минской, Витебской, Могилевской, Гродненской, Виленской губерниях Положение вступило в силу в ноябре 1883 года. Утверждение публичного нотариуса – явилось одним из путей по реализации отчуждения нотариальной части от судебной и появления профессионального нотариата.

Материал подготовлен Заяц Е.А.(консультант Нотариальной конторы Свислочского района)

Этот сайт использует файлы cookies для более комфортной работы пользователя. Продолжая просмотр страниц сайта, вы соглашаетесь с использованием файлов cookies