Статут ВКЛ 1529 года

Первый Литовский Статут 1529 года

Титульный лист Статута ВКЛ(1529).jpgВ течение XVI в. правовая культура ВКЛ сделала серьёзный скачок и обогатила европейский опыт систематизации и кодификации законодательства. Семилетний труд комиссии под руководством канцлера Альбрехта Гаштольда, был представлен на рассмотрение Виленского сойма в 
1529 году и утвержден Жигимонтом I, – стал своеобразной конституцией ВКЛ. В создании Статута 1529 года принимал участие, по мнению многих ученых, белорусский ученый-гуманист, доктор права, медицины и свободных наук – Франциск Скорина, имевший самое высокое для того времени образование и создавший первую в Восточной Европе типографию в г. Вильне.

Основу статута 1529 года составили обычное право белорусских земель, а также нормы писанного права, которые были ранее выданы в привилеях. Статут не был кодексом, но содержал нормы государственного, земельного, гражданского, семейного и других отраслей права, – что характерно для свода законов. Рассмотрев самые актуальные для нотариальных правоотношений статьи Статута, становятся ясными принципы эпохи Возрождения: единство права, его светский характер, приоритет писанного права:

  • великокняжеские пожалования можно отчуждать только с великокняжеского согласия (разд. 1, арт. 15);

  • имения, приобретенные при кор. Александре, без соответствующих на то листов, – князьям, панам, шляхте продавать, обменивать, отдавать, можно, но запись должна совершаться личной явкой перед великим князем, в отсутствии князя, перед панами-воеводами, маршалками, старостами (какие есть в повете) и взять письменное разрешение (разд. 1, арт. 15);

  • третью часть имения разрешается продать навечно; две части имения можно отдать в залог за деньги, но нельзя продавать навечно (разд. 1, арт. 16);

  • если кто-нибудь купил имение с долгом, записанным до его продажи, а кредитор молчал 10 лет срока земской давности и через суд не взыскал, то кредитор не должен взыскивать с имения, а с самого должника; если кредитор привлечет к суду держателя имения, то он должен заплатить долг, а деньги впоследствии можно взыскивать с должника (разд. 10, арт. 1);

  • если кто заложил имение на определенный срок и не смог выкупить, то залогодержатель должен оповестить родственников залогодателя о праве покупки в течение года, если родственники не купят – залогодержатель получает имение навечно (разд. 10, арт. 8);

  • если кто лично предстал перед князем и отписал по завещанию треть своего имения, или по записи, а тот, кому отписано, имел бы на то разрешение, то такое завещание или листы вечны, а при отсутствии разрешения, но при наличии свидетелей – листы также имеют силу, но должны быть подтверждены у великого князя или панов-радных (разд. 1, арт. 17);

  • вдова, имеющая взрослых сыновей и вено (выкуп, приданое) от мужа, остается только при своем вено, сыновья допускались ко всем отцовским имениям; если же вдова не имела вено, то получала во всем равную со своими взрослыми детьми часть в ценностях, в имуществе (разд. 4, арт. 1);

  • бездетная вдова, имеющая от мужа своего вено, должна получить только свое вено, а все имения должны перейти к родственникам; при отсутствии вено от мужа должна остаться на третьей части пока не выйдет замуж, а если не выйдет – пожизненно, остальные имения – родственникам, которые должны были нести великокняжескую службу (разд. 4, арт. 2);

  • если муж не записал жене вено и умер, она должна получить равную с детьми часть имения и имущества, и должна остаться на этой части пожизненно, если же выйдет замуж – должна оставить свою часть детям (разд. 4, арт. 3);

  • если умер один из братьев, часть его имения наследуется по отцовской линии, переходит только братьям; если в наследстве имеется имение по материнской линии – родная сестра также должна наследовать равную с братьями часть, а с наследуемого по отцовской линии имения – приданое (разд. 4, арт. 12);

  • и отец, мать могли лишить детей наследства, однако, если имущество завещано, необходимо было перед князем или врадником привести основательные доводы и записью лишить имения (разд. 4, арт. 13);

  • дети от разных жен должны получить равную часть как в наследуемом по отцовской линии, так и в выслуженном и купленном имении (разд. 4, арт. 14);

  • опекун не вправе продать имения, полученные детьми в наследство или как-нибудь его растратить (разд. 5, арт. 4).

Литовский историк Э. Гудавичус отмечает, что уже в начале 2-й четверти XVI века в наследственных правоотношениях «осталось в силе только прямое вотчинное наследование хозяйства, почти устранившее наследование по боковым линиям». 

Согласно Статута, каждое лицо может и вправе составить завещание, если находится в сознании, призвав для этого священника или другого свидетеля, или людей, заслуживающих доверия, или также официального присяжного писаря и, если умрет, не приложив печати, то такое завещание должно остаться в силе; если кто, по составлении завещания останется жив, то он вправе отменить завещание столько раз, сколько захочет. Последнее официально-утвержденное властями завещание должно считаться действительным (разд. 5, арт. 15);

  • не могли составлять завещание: несовершеннолетние, монахи, буйно помешанные, еретики, невольные, теряющие рассудок, дети, не отделенные от отца (но могли завещать имущество, приобретенное ими лично или полученное за службу) (разд. 5, арт.14);

  • при составлении завещания должны присутствовать свидетели, заслуживающие доверия, вне подозрения; не могли быть женщины, душеприказчики или опекуны того же завещания, а также те, кому что-либо отписано в завещании (разд. 5, арт. 16);

  • если душеприказчики и опекуны завещаний, начав выполнять завещания умерли, не выполнив их, то это дело в соответствии с завещанием может быть поручено другому опекуну; в таком случае полномочия переходят на власти, которые «должны довести до конца» исполнение (разд. 5, арт. 9).
Примером сделки, совершенной вскоре после создания первого Статута, является запись о куплях Симеона II, архиепископа Полоцкого, монастырю Николы-на-Лучне, сделанная 22 марта 1531 г.

Е запись Симеона.jpg

Несмотря на то, что в Статуте 1529 года прямо не оговаривалось, однако, примечательно, что запись (сделка) совершена самим архиепископом Симеоном Полоцким, что, живо свидетельствует о наличии церковного нотариата. В записи имеется приказ боярам полоцким и мужам полоцким «печаловаться», т.е. заботиться о доме св. Николы, перечислены на то все послушники, именованы лица, которым дана грамота на соблюдение: Ваське Татаринову, Герасиму Заскоргину, Ивашке Булавчину, Захарии Заскорчину, которые, по-видимому, являются свидетелями. Имелись ли на сделку листы, подтверждающие право собственности, в договоре не указано, как не указано и то, бралось ли на сделку письменное разрешение. В записи имеется указание на источники происхождения денежных средств, по которым осуществлялось приобретение, что, по-видимому, было обязательным для сделок того времени.  

О деятельности нотариата канцелярий органов власти свидетельствует «Поступная» грамота Григория Александровича Игинбутовича на имения Ширвинты и Жижму с дворами, пашнями, боярами, слугами, «мешанами», людьми тяглыми с их землями, с борами, реками, гетману Юрию Николаевичу Радзивиллу в уплату за расходы по опеке и воспитанию, написанную 20 октября 1539 г. в городе Вильне, – раскрывает один из путей формирования аристократических владений княжеского рода Радзивиллов. В грамоте раскрываются правовые отношения между наследником феодального землевладения и его опекуном: повествуется о том, что, когда отец уходил «с сего света» он дал «мене со всеми именьями в силу и опеку» вельможному пану Ю. Радзивиллу, «и со всем правом и властностью ничего на себе и на потомки и ближним своим в тых имениях своих не оставляючи», так, что «волен пан Юрий и его пани и их милостью дети» именья Ширвинты и Жижму «отдати, продати, заменити» на свое усмотрение. К сему листу приложены печати подопечного и осведомленных: пана Оникея Горностая, ключника Виленского, писаря Государских волостей Руских, державца Каневского и Дубинского пана Льва Семеновича Чижа, державца Вышинского и Воранского, Якубовича Волчковича, конюшей Виленского пана Воитеха Гришко Кимъбяровича […]тника Виленского пана Олбрахта Мартиновича [Кгаштолта], воеводы Виленского 

"CИМ ЛИСТОМ МОИМ ЗАПИСУЮ ВЕЧНО И НАВЕКИ НЕПОРУШНО"

Поступная грамота Григория Игинбутовича Юрию Радзивиллу. 1539 г.

Я, Григорей Александрович Игинбутовича, вызнавам сам на себе сим моим листом, хто на него посмотрить, або чтучи его услышит, нынешним и на потом будучим, кому будеть потреб то ведами, што небожчик отець мой, сходячи з сего света, дал мене со всеми именьи своими в моць и в пеку велможному пану пану 1 Юрью Миколаевичю Радивилу, пану Виленскому, гетману навышшому великого князства Литовского, старосте городенскому, маршалку дворному государя короля его милости, державцы Лидскому и Белицкому. И который именье свои набожчик отець мой позоставял 2 был, его милость пан Виленский маючи в пеце своей по смерьти отца моего тые именья отца моего своими влостными пенезми откупал, на што его милость выдал своих влостных пенезей осм сот коп грошей монеты и личбы великого князства Литовского, а который плат приходил з меней моих, заставленых его милости, то мне на выхованье давати рачил. И кдывжо его милость мне именья мои поступовал, его милость влостность пенезей своих, которые за именья мои выкупуючи их выдал, хотел тыи свои пенези от меня мети. Я, не маючи чим его милости тых пенезей отдати, просилом 1 его милости, абы его милость рачил от мене в той суме пенезей весми сот копах грошей и именья мои Ширвинты а Жижму прняти и их держати на вечный часы. Его милость [тын прозбы мои рачил] 3 вчинити и тыи именья мои в той суме пенезей Ширвинты а Жижму рачил принял 4. А который я именья Ширвинты и Жижму его милости продал есми и сим листом моим записую вечно и навеки непорушно — з дворы, с челедью неволною, с пашнями и з землями пашными и бортными, з бояры и з слугами путными, з мешаны и людми тыглыми, и з их землями пашными и бортными, з лысы 1, боры и дубровами, з ловы звериными и пташьими, з реками и речками и озеры и бобровыми гоны, з сена жатми ставы и ставищи з млыны и зь их вымилки, з дяклы и ръжаными и овсяными, и зо всеми платы и пожитки, которые здавна с тых именей хоживали и вперед могут быти розумы людмскими вымышлены, и со всим правом и вълостностью, ничого на себе и на потомки и ближние свои в тых именьях не остав[ля]ючи и ни отлучаючи, и со всим с тым, яко ся тыи именья мои здавна сами в собе и в выходех, в пожиткох и в границах своих мают. Волен пан Юрей, его милость пан Виленский, сам и его милости пани и их милости дети тыи именья Ширвинты а Жижму отдати, продати, заменити ку своему лепъшому и въжиточнейшому обернути, як сам налепей розумеючи. А я вжо сам, а буду ль мети жону, тогда жона и [216] дети и потом будучие сщадки и ближние мои в тые ся имения вступовати и под его милостью никоторыми причинами поискивати не маем и хто бы [... ] 5 хотел тых именей або чого властности тых именей под его милостью поискивати, або здержанья его милости именей моих, што его милость маючи мене в пеце своей, держал из них платы и пожитки брал хотел ли бых от его милости личбу имети, а ку праву або ку которым трудностям его милости приводить, тогда я маю заплатити государю королю его милости тисячу коп грошей, а пану Виленскому пятсот коп грошей, которую заруку пан Виленский его милость на мне вземши пр[... ] 6 ся мает тыи именья мои вечне держати, а з держанья именей моих и бранья з них платов мне личбу чинити не маеть. И на то его милости давам сесъ 1 мой лист з моею печятью, а при том были и тому добре сведоми пан Оникей Горностай, ключник Виленский, писарь государьский волостей Руских, державца Каневский и Дубинский пан Лев Семенович Чиж, державца Вишинский 7 и Воранский, [... ] 8 Якубович Волчковича, конюшей Виленский пан Воитех Гришко Кимъбярович, [... ]тник Виленский пана Олбрахта Мартиновича [Кгаштолта] 9, воеводы Виленскаго, яко ж их за прозбою моею и печяти свои приложили к сему моему листу. Писан в Вилни под. лет. Бож. на Рож. 1539 месяца октебря 20 день индикта 13.

ГАНижО. Ф. 2013. Оп. 602. Д. 1а. Подлинник

Публикуемая поступная грамота 1539 года интересна для исследователей показом правовых отношений, возникавших между наследником феодального землевладения и его опекуном в Великом княжестве Литовском. Большое значение имеет то обстоятельство, что опекуном юного Григория Александровича Игинбутовича был гетман Юрий Николаевич Радзивилл (1480-1541) — представитель хорошо известного в истории аристократического (впоследствии княжеского) рода, прозванный за многочисленные победы в сражениях “Геркулесом Литовским”. “Поступка” наследственных имений в уплату за расходы по опекунству являлась, вероятно, одним из путей формирования владений Радзивиллов. Интересны и другие упомянутые в тексте персоналии, в частности, Оникей Горностай, ставший в 1555 г. королевским маршалком. Публикуемый документ имеет значение для реконструкции истории двух населенных пунктов Виленского края в XVI в. (Ширвинты, иначе Ширвинтос — местечко в Виленском уезде, Жижма, иначе Жижморы — в Тракайском уезде), показывая обстоятельства смены их владельцев. Языковые особенности текста могут представлять интерес для историков средневекового белорусского языка, хотя специальные лингвистические задачи при подготовке публикации не ставились.

Текст грамоты публикуется по оригиналу и передается по правилам издания актов XVI в., принятым в выпусках “Русского дипломатария” (М., Археографический центр). Грамота представляет из себя сложенный втрое пергаменный лист (360 Х 530 мм); ранее он, видимо, складывался вшестеро, и по местам сгибов темен, поврежден, есть следы попадания влаги. Текст грамоты написан светло-коричневыми чернилами, местами (особенно в конце текста) сильно выцветшими. Первая буква текста (“йотованная а”) выполнена в виде инициала без украшений На обороте грамоты полустертая, частично утраченная запись латинскими буквами, [215] сделанная светло-коричневыми чернилами; удалось разобрать: “... pana Hrigora Alexandra... Igembutowicza na Shyrwintky jogo mylos... panu Juriu Mikolai... Radziwil... A[nno] 1539 ... bra: 20”. Ниже помета черными чернилами: “Na Szyrwintky”. У кромки листа помета светло-коричневыми чернилами: “4. S.” и какие-то буквы (номер акта в польском архиве?). Внизу листа — 8 отверстий диаметром по 10 мм, вероятно, от шнура, к которому крепились печати (не сохранились).

Публикацию подготовил кандидат филологических наук Б. М. Пудалов.


Комментарии

1. Так в рукописи.

2. В рукописи буква “з” читается неуверенно.

3. Этот фрагмент на сгибе листа читается неуверенно.

4. Окончание слова на сгибе листа читается неуверенно (возможно, “приняв”, “принята”?).

5. Под титлом четыре буквы (“к”, “о”, “в”, “ять”; может быть, “к собе”?).

6. Одну или две буквы не удалось разобрать из-за пятна (возможно, “о” — “про”?).

7. Первая буква прочитывается неуверенно.

8. Имя — четыре или пять букв — прочесть не удалось из-за выцветания чернил; кажется, в середине буква “х”.

9. Читается неуверенно.

Текст воспроизведен по изданию: “Сим листом моим записую вечно и навеки непорушно”: Поступная грамота Григория Игинбутовича Юрию Радзивиллу. 1539 г. // Исторический архив, № 6. 1999

© текст - Пудалов Б. М. 1999
© сетевая версия - Тhietmar. 2006
© OCR - Шундалов И. 2006
© дизайн - Войтехович А. 2001

© Исторический архив. 1999


По мнению В. М. Ангельского, огромное значение для нотариата имело Постановление великого князя Жигимонта Августа от 20 ноября 1551 года, –  первый правовой акт, посвященный институту нотариата, имевший огромное значение для развития данного института в рамках местных исполнительных и судебных органов, что уже в тот период решило задачу по обеспечению стабильности гражданского оборота и качественной защиты прав шляхты на недвижимое имущество. На законодательном уровне была закреплена нотариальная форма сделки, как более сложная после устной и письменной формы. С целью упрощения процедуры совершения сделок с недвижимостью, великий князь наделил также представителей местной власти (воевод, старост, поветовых судей) правом – от его имени (от имени государства) свидетельствовать сделки между частными лицами. Кроме того, были закреплены правила совершения нотариального действия, появились специальные книги – прообразы современных нотариальных реестров.

Порядок придания сделке юридической силы был таков, что отчуждатель должен был лично явиться и устно заявить о сделке, после чего текст договора вносился в специальную книгу. Если же за совершением сделки обращался покупатель, то, кроме прочего, он должен был предоставить надлежаще оформленный «подъ печатью своею и подъ печатьми людей добрых» документ, подтверждающий право собственности: «листъ продажны, лист дарованы, лист записъны». После проверки подлинности предъявленных документов и законности сделки, текст записывался в книгу, а заявителю выдавалась выписка.

В рамках проведения аграрной реформы, урадовое постановление «Устава на волоки» 01 апреля 1557 г. юридически оформило главный принцип феодального права собственности на землю, в силу которого все земли крестьян, независимо от происхождения (куплены, получены в залог или по наследству) признавались собственностью феодала (арт. 29 Уставы), а мелкие шляхтичи документально должны были доказать свои права на землю и принадлежность к сословию, при отсутствии оных – лишались права собственности на землю, рассматривались, как арендаторы или переводились в разряд зависимых крестьян. Потребность законного оформления земельного владения, вне сомнения, – заложила кирпичик в дальнейшее строительство института нотариата.

Материал подготовлен Заяц Е.А.(консультант Нотариальной конторы Свислочского района)

Этот сайт использует файлы cookies для более комфортной работы пользователя. Продолжая просмотр страниц сайта, вы соглашаетесь с использованием файлов cookies