Третий не лишний

17 июля 2020
Белорусская нотариальная палата
В сфере личных отношений спасительной соломинкой при поиске компромиссов даже у самых враждебно настроенных пар может стать медиация

В семье обычно как? Поссорились муж с женой, а друзья и родственники тут же занимают разные стороны на баррикадах и превращаются в противоборствующие кланы. Дают супругам советы: ведь только они жизнь и знают. Но одно дело, когда это простые распри, и совершенно иное — бракоразводный процесс. Здесь в конфликт вплетаются имущественные отношения, вопросы по детям: с кем останутся, в какую школу будут ходить. В этом случае советы бывалого могут вылезти боком. Готовы ли у нас без пяти минут бывшие супруги, сжав волю в кулак, все же поискать точки соприкосновения при беспристрастном рефери? Постепенно пары к этому все-таки приходят. В помощь — изменения в Закон «О медиации»: с 1 июля суды и загсы будут рекомендовать информационную встречу с медиатором. Семью он вряд ли сохранит, но вот дружеские отношения — вполне.

Договор, а не спор

В нашей стране о медиации как способе разрешения конфликтов серьезно заговорили в 2010 году, когда стартовал пилотный проект в системе хозяйственного правосудия. Он показал эффективность: практически каждый второй спор, прошедший через эту процедуру, завершился подписанием договоренностей между оппонентами. А уже в 2014 году вступил в силу Закон «О медиации» — добровольной процедуре урегулирования споров на основе переговоров с участием посредника. Одним из первооткрывателей в этой теме стала нотариус Минского областного нотариального округа Светлана Самсонова.

— Еще лет пять назад о таком понятии люди и знать не знали. Часто медиацию путали с медитацией. Благодаря пилотным проектам в судах, загсах, школах о новом способе решения споров заговорили широко, — вспоминает Светлана Вячеславовна. — Ситуация меняется в лучшую сторону: люди пытаются договориться мирным путем. Поэтому ко мне приходят не только продвинутые пары, для которых норма, к примеру, помощь семейного психолога. Прибегают к услугам люди разного достатка, из городов и даже деревень.

Зачем? Смоделируем ситуацию. К примеру, супруги решили развестись. Отношения напоминают вулкан, который вот-вот взорвется: оскорбления, взаимные упреки… О каких договоренностях может идти речь? Насущные вопросы решают через суд. Да, потом отношения развиваются в рамках закона: дети, предположим, остаются с мамой, папа навещает их по определенным дням. Но не всегда бывших устраивает такой сценарий. Друзьями после судебных тяжб мало кто остается. Знакомо? Когда же в конфликте пытается разобраться медиатор, то преследует цель оставить в выигрыше все стороны. Светлана Самсонова поясняет, для чего это нужно:

— Да, мы не в силах помирить супругов. Единичные случаи, когда исход медиации заканчивается воссоединением пары. В период бракоразводного процесса медиатор помогает людям услышать друг друга. Брак расторгается, но ведь обязательства не прекращаются. Те же имущественные отношения, не говоря о том, что нужно воспитывать общих детей, разрешать общаться с бабушками и дедушками.

Проговорить проблему

Как выглядит медиация на практике? Пара заходит в споре в тупик и прибегает к посреднику. Он настраивает между ними диалог, стороны подписывают медиативное соглашение, которое отражает все договоренности. Документ при этом имеет юридическую силу. Но как заставить супругов, между коими пробежала черная кошка, пойти на контакт друг с другом? Медиатор поясняет, что существуют вербальные и невербальные техники. Всем известный жест: руки или ноги крест-накрест — значит, человек закрывается, врет, хитрит.

— Собеседника нужно открыть. К примеру, предложить чай. Чтобы его выпить, необходимо поменять позу. Когда человек расслабленно сидит на стуле, уже можно обсуждать насущные вопросы, — добавляет Светлана Вячеславовна. — Есть техника отзеркаливания, при которой слышишь себя как бы со стороны. Супруг озвучивает проблему, медиатор повторяет его мысль другими словами. И он понимает, что собственный довод звучит неубедительно.

Светлана Самсонова вспоминает недавний пример. Была такая ситуация, когда супруга хотела жить с ребенком, а муж настаивал на варианте, при котором чадо находится у родителей по неделям. Но когда медиатор стала интересоваться, как отец эти семь дней будет смотреть за ребенком, выяснилось, что он работает в двух местах. Секции, уроки уже становились проблематичными. В итоге супруг понял, что вариант жены не так уж плох. 

Правда, гладко и быстро разрешить спор получается не всегда. Порой сессии длятся на протяжении полугода. У медиатора были такие — виделась с парой более десяти раз. Причем каждая встреча продолжалась по три часа! Общение прерывалось едва ли не каждые 30 минут: у жены истерика, муж выходит подышать — настолько были накалены отношения. Пара расторгала брак, но не могла поделить имущество, разобраться, где будут жить дети. Но на третьей встрече они сказали спасибо специалисту за то, что хотя бы стали слышать друг друга.

Беспристрастный свидетель

В медиации существует золотое правило — оставаться нейтральной стороной в споре. Но как между двух огней придерживаться беспристрастности?

— Первое время было тяжело: супруга рыдает, муж выходит из себя, — не скрывает Светлана Вячеславовна. — В таких ситуациях учишься абстрагироваться, не сопереживать, ведь медиатор не тот, кто дает советы, а посредник.

Учитывать при этом специалист должен запросы каждой из сторон. Одна из семейных пар не сходилась в вопросе воспитания ребенка. На повестке были не только его место жительства, но и тренировки, школа, досуг. В итоге медиативное соглашение составило три десятка листов! На тот момент ребенку было шесть лет. Так вот, родители чуть ли не по неделям расписали всю его жизнь вплоть до 18 лет. С одной стороны, исход кажется странным, но зато ни у кого не осталось претензий друг к другу.

В чем выгода этого способа разрешения конфликта? Светлана Самсонова называет несколько причин. Во-первых, он дешевле судебного разбирательства. При обращении в суд иски — существенный расход. 

— Плюс это цивилизованный метод. Белорусы в принципе неконфликтные люди: у нас в крови договариваться, — считает медиатор. — Мы легко идем на компромиссы, быстро отходим. Поэтому такой способ помириться перспективный. К тому же государство всеми силами поддерживает институт семьи. В этом ключе и изменения в законодательстве, которые позволят более широко применять этот способ примирения.

КОММЕНТАРИЙ 

Артур СТРЕХ, помощник председателя Белорусской нотариальной палаты:

— Удобно, когда медиатором выступает нотариус. Он может оказать и правовую консультацию, оформить договоренности между сторонами и заключить, к примеру, брачный договор, соглашения о детях, разделе совместно нажитого имущества. Только в этом году более 70 нотариусов получили свидетельство медиатора

Подробнее читайте на страницах "Сельской газеты" или на сайте издания.
Поделиться в социальных сетях:
Этот сайт использует файлы cookies для более комфортной работы пользователя. Продолжая просмотр страниц сайта, вы соглашаетесь с использованием файлов cookies